Народное Движение Узбекистана

Усман Хакназаров: Какие события убыстрили уход Ислама Каримова с политической сцены?

Усман Хакназаров: Какие события убыстрили уход Ислама Каримова с политической сцены?
20 Aralık 2016 - 7:41 - Просмотрено 12229 раз.

В предыдущей статье, озаглавленной “Как организовывали “естественную” смерть Ислама Каримова?” и опубликованной на сайте Народного Движения Узбекистана (НДУ) 26 сентября 2016 года, мы рассказали о том, как окружение первого узбекского президента накормило и напоило Каримова так, что с ним случился обширный инсульт в связи с повышением кровяного давления. В сегодняшней статье мы попытаемся ответить на вопросы: “Кого больше всех устраивала скоропостижная смерть Каримова?”. Итак…

Три эпизода из истории каримовско-путинских отношений

Отношения между президентами двух стран России и Узбекистана всегда были сложными, а иногда – натянутыми. Приведем несколько эпизодов, свидетельствующих о нарастании противоречий в каримовско-путинских отношениях за последние два года.

7 февраля 2014 года во время торжественного открытия Зимних Олимпийских игр в г. Сочи президент Узбекистана Ислам Каримов, увидев список почётных гостей этого торжества, наотрез отказался сидеть в VIP-ложе вместе с коллегами из других стран, в том числе и с самим В. Путиным. Дело в том, что в этом списке VIP были инициалы Гафура Рахимова, который в то время разыскивался через Интерпол по запросу официального Ташкента.

Ислам Каримов пошел в ложу, отведенную для гостей второго и третьего уровня (министров, общественных деятелей и других), и сел рядом с тогдашним министром культуры и спорта Узбекистана Мирзо Ходжиматовым. До кофе-брейка Ислам Каримов яростно рассказывал своему министру, что “Вовка “крышует” людей из криминального мира”. “И это называется президент второй в мире державы. Ты понимаешь?! Вовка хочет сказать мне: “Твой вор – у меня в почетных гостях!”, говорил И. Каримов министру культуры и спорта.

Во время кофе-брейка В. Путин спросил у И. Каримова, почему тот не сел на своё место в VIP-ложе. “Владимир Владимирович, я не сяду в одну ложу вместе с наркодельцами, ворами”.

Эти слова сильно задели В. Путина, который сразу догадался о намёке своего узбекского коллеги. “Ислам Абдуганиевич, Гафур Рахимов  отныне гражданин Российской Федерации, а не Узбекистана. Он многое сделал для того, чтобы эта Олимпиада состоялась у нас, в России”, – подчеркнул российский президент и предложил Каримову занять своё место среди VIP-персон.

Но Каримов отказался идти туда и добавил: “Я не пойду туда, где есть Реджеп Тайиб Эрдоган, который укрывает в своей стране моего злейшего врага (Мухаммада Салиха)!”.

Этот каприз Каримова окончательно разозлил Путина.

Российский президент высказал в лицо Каримову примерно следущее: “Не забывайте, что Эрдоган – такой же гость, как и вы. Оказывая неуважение моим гостям, вы оказываете неуважением лично мне. Вон, мои Западные коллеги укрывают в своих странах моих врагов. И что? Из-за этого мы должны прекратить все связи с ними?! Это – политика. В ней не должно быть места личным обидам во вред государственным интересам”, заявил Путин.

Затем он пригласил Эрдогана к Каримову и попросил обоих забыть старые обиды и пожать друг другу руки.

Каримов, хоть с неохотой, но пожал руку своему турецкому коллеге. Но идти в VIP-ложу узбекский президент всё равно не согласился.

Второй “серьёзный разговор” между двумя президентами состоялся через 11 месяцев, 10 декабря 2014 года, во время визита В. Путина в Ташкент. В ходе беседы один на один В. Путин “посоветовал” президенту Каримову “не баллотироваться на предстоящих президентских выборах”, которые были намечены на 29 марта 2015 года.

“Ислам Абдуганиевич, Вы очень много сделали для своей страны. Теперь пора Вам отдохнуть, приступить к написанию мемуаров, путешествовать по всему миру вместе с детьми и внуками. Отдайте руль государства более молодому и энергичному преемнику. Мы готовы работать с любым из Ваших учеников”, сказал Путин.

Предложение российского президента не понравилось Каримову. Узбекский президент заявил, что пока его “здоровье и врачи позволяют проработать еще одну пятилетку”, т.е. еще один президентский срок.

После этого Ислам Каримов почти полгода не разговаривал с Владимиром Путиным, считая, что российский президент хочет отдать ташкентский Оксарой “более молодому и энергичному преемнику”.  За это время обиженный узбекский президент даже не отвечал на телефонные звонки из Кремля.

Третьим “сложным” эпизодом в истории отношений Каримова и Путина стали переговоры между двумя президентами о перспективах вступления Турции в ШОС, состоявшиеся в июне 2016 года во время ташкентского саммита этой организации.

Злопамятный и упрямый Ислам Каримов категорически противился принятию Турции в ШОС. “Об этом не может быть и речи! Как можно принять в ШОС члена НАТО?! Турцию нельзя допускать сюда даже в качестве наблюдателя!” –  возмущался Ислам Каримов. Все понимали, что Каримова больше беспокоит не членство Турции в НАТО, а то, что она “укрывает” его “злейшего врага Мухаммада Салиха”.

Каримов не послушался ни президента России Владимира Путина, ни председателя КНР Си Цзиньпиня, ни других коллег. Руководители стран-членов ШОС в очередной раз убедились, что пока Ислам Каримов жив и здоров, пока он у власти в Узбекистане, он будет всячески препятствовать интеграционным процессам внутри ШОС.

Через два с половиной месяца состоялось отравление Ислама Каримова продуктами питания, которое привело к обширному инсульту и “естественной” смерти узбекского президента.

По-нашему мнению, выходка Ислама Каримова во время ташкентского саммита ШОС стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Москвы.

Возможно, что тогда было решено “убрать Каримова” и привести вместо него человека, лояльного к решениям Москвы, придерживающегося строго пророссийского внешнеполитического курса.

И нынешний президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев является человеком, отвечающим запросам и интересам Москвы. Ему дана свобода подбора кадров, проведения экономических изменений и реформ. Но не более.

Например, Ш. Мирзиёев  как человек хочет провести ряд мероприятий внутриполитического характера, но этого не позволяет ему председатель СНБ Узбекистана Рустам Иноятов. Итак…

Мирзияев и Инаятов

Отметим два-три случая, когда инициативы Ш. Мирзиёева разбивались о стойком сопротивлнии Рустама Иноятова.

Во-первых, нынешний узбекский президент  Мирзиёев не хотел поднимать вопрос выселения председателя НДУ Мухаммада Салиха из Турции во время переговоров с президентом Р. Эрдоганом, состоявшихся в ноябре нынешнего года в г. Самарканде. Это было сделано по требованию председателя узбекских спецслужб Р. Иноятова, который видит в М. Салихе угрозу нынешней власти (своей власти) в Узбекистане.

Во-вторых, в середине декабря нынешнего года “ташкентский представитель” Лубянки также отклонил предложение Ш. Мирзиёева освободить из тюрьмы Мухаммада Бекджана, младшего брата лидера НДУ Мухаммада Салиха. Иноятов попросил Ш. Мирзиёева впредь не поднимать этот вопрос и приказал “конторе” прибавить новый тюремный срок заключенному Мухаммаду Бекджану. “Мухаммад Бекджан – это наш заложник, брат нашего основного и очень опасного врага”, заявил Р. Иноятов Ш. Мирзияеву и намекнул ему, что последний не осведомлен “о реальной силе и угрозе Салиха”.

В-третьих, Рустам Иноятов запретил Ш. Мирзиёеву давать разрешение на въезд в республику криминального авторитета Гафура Рахимова. Председатель СНБ считает, что возвращение Гафура Рахимова в Узбекистан сильно ударит по растущей репутации нынешнего президента. “Вы знаете, что начали писать наши враги с того дня, когда вы убрали имя этого наркодельца со списка людей, разыскиваемых Интерполом?! Они начали трубить, что новая власть Узбекистана отдаёт страну криминальным авторитетам. Вам это нужно?”, горевал Иноятов.

По-нашему мнению, председателя СНБ Р. Иноятова, не желающего возвращения Г. Рахимова в Узбекистан, беспокоит не столько политическая репутация Ш. Мирзиёева на национальной и международной арене, а сколько вероятность возвращения имущества наркодельца и мафиози, перераспределения сфер экономики и торговли по гафуровскому желанию. Ведь, после побега Г. Рахимова в г. Дубаи многие подконтрольные ему компании перешли сначала в руки Гульнары Каримовой, а потом – в руки бизнесменов узбекской СНБ, в том числе и родственников Р. Иноятова. И любое возвращение Г. Рахимова в Узбекистан означает возврат этих структур их первоначальному владельцу.

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что глава узбекских спецслужб Рустам Иноятов видит в Мухаммаде Салихе угрозу политической власти в Узбекистане, а в Гафуре Рахимове – угрозу бизнесу нынешней политической элиты республики. Проблема только в том, насколько долго Иноятов будет противиться возвращению Г. Рахимова в Узбекистан. Ведь, этого возвращения хотят хозяин Кремля и сама Лубянка, которые стремятся иметь еще одну влиятельную и подконтрольную персону в Узбекистане.

Обыватели в Узбекистане и за ее пределами думают, что Гафур Рахимов, будучи членом международной ОПГ “Братва” не подчиняется ни Кремлю, ни кому-либо другому, кроме верхушки этой группировки. Однако это ошибочное мнение: любимец ташкентской “улицы” полностью подчиняется не только криминальным, но и кремлевским авторитетам. Приведем один эпизод из “творений” Гафура Рахимова, ярко отражающий как подлую сущность этого наркодельца, так и его полную зависимость от российских преступных группировок и спецслужб. Итак…

Перестрелка в ташкентском “Дендропарке”

В начале 1994 года чеченские организованные преступные группировки отобрали несколько московских цехов и магазинов, принадлежавших Салиму Абдувалиеву. Чтобы вернуть своё имущество, Салим-бай должен был поехать в Москву на так называемую очную разборку со своими чеченскими “коллегами”. Для этого он начал мобилизовать на московскую “командировку” всех силовиков, работающих под своим крылом.

Однако Акмаль Газиев (по кличке “Стивенсон”), главный телохранитель и “вышибала” Салим-бая, выступил против решения своего босса поехать в Москву с толпой боевиков. Акмаль-“Стивенсон” предложил отправить одного человека на такую разборку, так как “когда на разборке участвует много людей, то противнику легче превратить ход разборки в обычную потасовку и тем самым решить исход дела в свою пользу”.

Салим Абдувалиев, подумав, что Акмаль Газиев боится ехать на московскую разборку, спросил: “Акмаль, ты хочешь, чтобы я один поехал в Москву?”. Смелый “Стивенсон” предложил, чтобы босс отправил в Москву только его самого – Акмаля. “Стивенсон” отказался брать  в Москву даже основного своего “спортсмена” – Бахтиёра Кучкарова. Так на московскую разборку Акмаль-“Стивенсон” полетел один.

В Москве ему пришлось сломать психологическое, моральное и словесное давление почти 30 чеченцев. Арбитром в этой разборке выступал сам Вячеслав Иваньков по кличке “Япончик”. Иваньков и его окружение были поражены смелостью, выдержанностью, железными нервами, логикой и ораторским мастерством молодого узбека. Они решили, что чеченцы должны вернуть все цеха и магазины их истинному владельцу – Салиму Абдувалиеву.

После разборки “Япончик” предложил Акмалю-“Стивенсону” работать самостоятельно от Салима Абдувалиева и стать третьим криминальным авторитетом в Узбекистане. “С такими способностями ты можешь создать свою, самостоятельную структуру и работать отдельно от Салима и Гафура”, – заявил Вячеслав Иваньков. Акмаль-“Стивенсон” ничего не ответил на это предложение и вернулся в Ташкент.

После возвращения в Ташкент преданный Салиму Абдувалиеву Акмаль Газиев сообщает своему боссу обо всех подробностях московской поездки, в том числе, и о предложении “Япончика”. Обеспокоенный Салим-бай уже через пару дней передаёт “плохую” весть Гафуру Рахимову. И коварный “Бек” (Гафур Рахимов), не задумываясь, решает, что Акмаля-“Стивенсона” нужно устранить руками узбекских властей, чтобы избежать подозрений и гнева “Япончика”.

Для этого он с ведома Салима Абдувалиева организовывает ложный рейд на магазин “DaeWoo”, расположенный напротив Алайского рынка в Ташкенте. Этот магазин тогда был в круге сборов Салима Абдувалиева, за его целостность и сохранность отвечал Акмаль-“Стивенсон”. По плану Гафура Рахимова и Салима Абдувалиева разборки по магазину  “DaeWoo” должны были закончиться взаимной перестрелкой между вышибалами Акмаля-“Стивенсона” и Гафура Рахимова.

За неделю до перестрелки в курс дела были поставлены тогдашний министр внутренних дел Узбекистана Закир Алматов, который кормился со стола Салима Абдувалиева, а также “серый кардинал” узбекской политики Исмаил Джурабеков, сыновья которого были в бизнес-структурах Гафура Рахимова. По замыслу Гафура Рахимова, именно Алматов и Джурабеков должны были преподнести “новость” о перестрелке президенту Исламу Каримову и обвинить в этом Акмаля Газиева.

Когда “спортсмены” Гафура Рахимова, ничего не подозревавшие о коварной подставе своего босса, смело нагрянули в магазин “DaeWoo” с требованием впредь платить дань только им, хозяева магазина позвали на помощь Акмаля-“Стивенсона”. Прибывший в магазин Акмаль Газиев после 5-10 минут разборок уложил на землю семерых рейдеров Гафура Рахимова. Гафуровские ребята ушли, назначив повторную разборку на следующий день на территории ташкентского Ипподрома.

Вечером того же дня Акмаль Газиев по телефонному звонку из Москвы был предупрежден людьми “Япончика” о готовящейся провокации со стороны Г. Рахимова и С. Абдувалиева. Московские авторитеты настоятельно требовали от “Стивенсона” ни в коем случае не идти на разборки с людьми Г. Рахимова ни на Ипподром, ни в “Дендропарк”. Окружение В. Иванькова сообщило Акмалю-“Стивенсону”, что Г. Рахимов и С. Абдувалиев намеренно организовали это дело для того, чтобы ликвидировать “третьего-лишнего” , т.е. А. Газиева руками узбекских правоохранительных органов. Российские авторитеты срочно вызвали А. Газиева в Москву.

Уже вечером того же дня Акмаль-“Стивенсон” вылетел в Москву. Своим людям, которых отправил на разборку, он настоятельно советовал не ссориться и не драться с ребятами Г. Рахимова. “Спортсмены” выполнили указание своего босса лишь во время второй разборки, состоявшейся на территории ташкентского Ипподрома. Однако во время третьей разборки, состоявшейся во второй половине того же дня на территории “Дендропарка”, люди Акмаля-“Стивенсона” поддались провокациям гафуровских ребят, завязавшим драку. Когда в драке стали побеждать люди “Стивенсона”, вооруженные автоматами и пистолетами боевики Г. Рахимова, которые до этого лишь наблюдали за ходом драки за деревьями и кустами, расстреляли десять своих конкурентов. Одна пуля поразила и мальчика, пасшего овец на территории парка.

Вечером того же дня Закир Алматов, следуя заранее подготовленным инструкциям Г. Рахимова и С. Абдувалиева, доложил президенту Исламу Каримову, что “перестрелку в “Дендропарке” устроил Акмаль Газиев по кличке “Стивенсон”, который организовал новое бандитское формирование в Ташкенте”. Версию Алматова подтвердил и Исмаил Джурабеков, который тогда был вторым влиятельным чиновником в Узбекистане после самого президента Каримова.

На следующий день президент Ислам Каримов созвал экстренное совещание узбекского правительства, где выступил с обвинительной речью против всяких бандитских и рэкетирских формирований, действующих на территории Узбекистана. “Где есть государство, нет места всяким разборщикам и мафиози! С этого дня любой, кто будет называть себя разборщиком, мафиози или рэкетиром, будет иметь дело лично со мной, властью и государством”, – заявил тогда Ислам Каримов. В своем выступлении узбекский президент несколько раз упомянул имя Акмаля-“Стивенсона”. Это выступление в тот же день было передано по узбекскому телевидению.

После перестрелки Гафур Рахимов сдал государству раненных и прятавшихся от властей боевиков из своей структуры. А Салим Абдувалиев содействовал аресту людей из окружения Акмаля-“Стивенсона”. Из окружения “Стивенсона” правосудия избежали лишь сам Акмаль Газиев и его “правая рука” Бахтиёр Кучкаров, который также успел сбежать в Россию.

В конце 1994 года Россия отказалась выдать Узбекистану и Газиева, и Кучкарова, ссылаясь на то, что они являются гражданами Российской Федерации. Так при помощи В. Иванькова Акмаль-“Стивенсон” и его ближайший помощник избежали узбекской тюрьмы, куда их хотели отправить Г. Рахимов и С. Абдувалиев.

Гафур-бай и Салим-бай не достигли своих подлых целей. Наоборот, инцидент в ташкентском “Дендропарке” дал толчок первой волне каримовского давления против самих баев и их структур. После этой перестрелки Ислам Каримов приступил к численному и качественному усилению собственной охраны, расширил ее полномочия. Вскоре СБП Ислама Каримова усилилась настолько, что начала спокойно штурмовать дома и резиденции Рахимова и Абдувалиева. Зарвавшиеся криминальные авторитеты, уважающие только силу и оружие, очень быстро превратились в милых и послушных людей перед властью президента Каримова и в целом узбекского государства. Дело обернулось так, что вскоре Рахимов и Абдувалиев  начали обслуживать интересы каримовской власти.

Так инцидент, организованный Гафуром Рахимовым и Салимом Абдувалиевым для устранения их потенциального конкурента Акмаля Газиева, обернулся против самих же организаторов этой перестрелки.

Однако на этом беды Рахимова и Абдувалиева не прекратились. Вскоре после нашумевшей перестрелки в ташкентском “Дендропарке”, Гафур-бай и Салим-бай были вызваны на ковёр к самому “Япончику”. Рахимов и Абдувалиев сидели перед В. Иваньковым с опущенными головами, так как не могли ответить за подставу своего “коллеги” по криминальному цеху. Они также не могли ответить за то, что сдали государству своих же “вышибал”.

Узбекские баи откупились от В. Иванькова крупным “штрафом” и обязались не трогать ни А. Газиева, ни Б. Кучкарова, ни их родственников. До 2009 года, до расстрела В. Иванькова, Акмаль-“Стивенсон” состоял на службе у “Япончика”, жил в Москве. После убийства своего босса он бежал в США, где потом отбыл уголовное наказание. На сегодняшний день Акмаль-“Стивенсон” проживает в Нью-Джерси.

Теперь, когда в Узбекистане поменялась политическая власть, Г. Рахимов горит желанием вернуться в Узбекистан и наверстать упущенное. Он, видимо, думает, что все его имущество, сначала перешедшее в руки Гульнары Каримовой, а потом – в руки бизнесменов “конторы”, можно будет одним махом вернуть обратно.

Может быть, большие надежды Рахимова родились из-за “тёплых” отношений, установленных между нынешним президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым и криминальным авторитетом Салимом Абдувалиевым. Может быть, Ш. Мирзиёев и не против возвращения Г. Рахимова в Узбекистан, но, как было отмечено выше, этого не хочет хозяин “конторы”.

Кроме того, еще неизвестно, насколько долгой будет “теплота” в отношениях между Ш. Мирзиёевым и С. Абдувалиевым. Потому что связи между ними не всегда были хорошими. Итак…

Как Салим-бай ставил на колени Шавката Мирзиёева…

В 1993 году, за год до инцидента в “Дендропарке”, Салим Абдувалиев вместе со своими “вышибалами” ворвался в кабинет Шавката Мирзияева, работавшего тогда хокимом (главой администрации) Мирзо-Улугбекского района г. Ташкента. “Телохранители” С. Абдувалиева заставили главу районной администрации встать на колени перед Салим-баем и отвечать на вопросы криминального авторитета.

С. Абдувалиев был недоволен тем, что Шавкат Мирзиёев не соглашался искусственно обанкротить и по низкой цене продать Ташкентский кабельный завод салимовским структурам. В этот момент Ш. Мирзиёев, стоя на коленях перед Салим-баем и его ребятами, повторял только одно: “Судьбу завода решает сам президент Каримов, а не я”.

Их пути не пересекались до 2003 года, когда Ш. Мирзиёев был назначен премьер-министром Узбекистана. После этого назначения С. Абдувалиев, который сильно опасался возмездия Ш. Мирзиёева, стал всячески угождать новому премьеру: приглашать на свои дни рождения, свадьбы своих детей, поздравлять с днем рождения главу правительства и т.д.

В конце концов, Салим-бай стал посредничать между Ш. Мирзиёевым и “клиентами” в покупке влиятельных должностей по всему Узбекистану.  Так, при посредничестве С. Абдувалиева все асфальтные заводы в Узбекистане были переданы в распоряжение Лазаря Шайбазяна (члена международной преступной группировки “Братва”), который впоследствии стал общим кошельком между Салим-баем и Мирзиёевым.

Если у Шавката Мирзиёева есть гордость, то после укрепления своих властных позиций, он должен ответить Салиму Абдувалиеву за унижения, проявленные Салим-баем и его “вышибалами” в далёком 93-году в здании хокимията Мирзо-Улугбекского района г. Ташкента.

О вероятности возмездия конечно думает и сам С. Абдувалиева. И он недаром 4 декабря, в день президентских выборов, надел белую футболку с изображением Шавката Мирзиёева и надписью “Мой президент”, сфотографировался и распространил эту фотографию по сети Интернет. Если выразиться образно, то это был белый флаг Салим-бая перед Ш. Мирзиёевым.

Пока С. Абдувалиева может успокоить только то, что Ш. Мирзиёев приглашает на работу в своей команде даже тех чиновников, которые в прошлом обижали его, препятствовали его продвижению.

Например, нынешний узбекский президент вернул на работу Козима Туляганова, который, будучи хокимом г. Ташкента, постоянно оскорблял своего подчиненного Ш. Мирзиёева, хокима Мирзо-Улугбекского района.

Действительно, этот и другие шаги Ш. Мирзиёева могут быть жестами простительности и доброты нового узбекского президента. Однако не стоит забывать о том, что сейчас Ш. Мирзиёеву катастрофически не хватает квалифицированных и опытных кадров. Итак…

Один из плодов каримовской диктатуры – отсутствие квалифицированных руководящих кадров

Да, за 25 лет своего правления Ислам Каримов оставил страну без квалифицированных руководящих кадров: кто-то не дорос, кто-то дорос, но был уволен, а еще кто-то дорос и был посажен в тюрьму. Дефицит кадров стал настоящей головной болью для Ш. Мирзиёева, который сейчас вынужден возвращать на работу даже тех, кто отсидел в тюрьме за экономические и иные преступления.

Ярким примером такого подбора является назначение Абдуллы Арипова премьер-министром страны. Арипов, отсидевший в тюрьме за финансовые преступления, был возвращен в правительство за неимением альтернативных кандидатур на пост премьера. Сам Ш. Мирзиёев был не прочь отдать эту должность Рустаму Азимову, но кандидатуру последнего не одобрил председатель СНБ Рустам Иноятов.

В такой ситуации новому президенту не остается ничего иного, как возвращать на работу кадры с так называемым “дореволюционным стажем” и жаловаться на то, что “Академия государственного и общественного строительства при президенте Узбекистана не выполняет своих основных функций, хотя каждый год выпускает десятки руководящих кадров”.

В эти дни Ш. Мирзиёев ломает голову над тем, кого назначить председателем СНБ вместо Рустама Иноятова, который написал заявление об увольнении. Сам Иноятов предлагает на свое место генерала Шухрата Гулямова, кадровики хотят видеть на этом посту нынешнего секретаря узбекского Совбеза Виктора Махмудова. Некоторые предложили даже кандидатуру Бахтиёра Гулямова, бывшего советника президента Узбекистана по вопросам безопасности.

Команда Ш. Мирзиёева ищет человека и на пост министра внутренних дел вместо А. Ахмедбаева, который также написал заявление об увольнении. Из-за того, что нет новых кадров, заявление нынешнего министра внутренних дел также остается непринятым. Итак…

В заключении

Новый президент Узбекистана Ш. Мирзиёев под давлением Р. Иноятова намерен провести либерализацию экономики страны без либерализации политической жизни страны. Таким образом,он наступает на те же грабли, на которые когда-то наступал Ислам Каримов. Ведь, либерализация экономики невозможна без либерализации политической жизни.

Пока Ш. Мирзиёев будет находиться под тисками Р. Иноятова и его “конторы” нет надежд на реальные политические и экономические реформы в Узбекистане. В такой ситуации нынешние инициативы нового узбекского президента завершатся, скорее всего, фасадно-косметическими изменениями, не касающимися сущности антидемократической системы, унаследованной от Ислама Каримова. Это наши прогнозы.

К сожалению, большинство наших прогнозов сбываются. Например, предположения, высказанные нами в предыдущей статье, снова сбылись: Шавкат Мирзиёев откровенно стал придерживаться пророссийского внешнеполитического курса. Первым доказательством правильности наших прогнозов стало ноябрьское голосование Узбекистана в ООН в поддержку российской оккупации Крыма. Ведь, при Каримове Узбекистан голосовал за Украину и не признавал аннексию Крыма легальной.

Так что, мы не сказочники, как утверждают наши недруги. В своих прогнозах мы опираемся на свои факты.

Да, мы не всегда можем похвастаться точностью. Иногда мы вынуждены писать размыто, чтобы не навести своих врагов на наши источники. Но мы всегда по мере своих возможностей стараемся предупредить наших читателей о грядущих процессах. И для нас это важнее той конкретики и точности, которую ждут от нас скрупулезные читатели.

Имейте в виду: всегда точно пишут только журналисты, идущие за событиями. А мы по долгу своей службы вынуждены идти чуть впереди их.

Усман ХАКНАЗАРОВ,
политолог

20.12.2016

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи