Народное Движение Узбекистана

Начинается серьёзная работа с режимом Каримова, следите за событиями

Начинается серьёзная работа с режимом Каримова, следите за событиями
02 Mayıs 2017 - 6:00 - Просмотрено 1516 раз.

Эксклюзивное интервью изданию «Арена»

Мухаммад Солих, – известный узбекский оппозиционнай деятель, в 1991 году создал движение «Бирлик» и партию «Эрк», проиграл на президентских выборах Исламу Каримову, в 1993 году вынужденно эмигрировал из Узбекистана, – ответил на вопросы коллектива сайта «Арена».

«Арена»: Опыт последних лет показал, что власть, сосредоточенная в руках одного человека, неизбежно приводит к режиму откровенной деспотии. В связи с этим было бы интересно выяснить Ваши взгляды на необходимость отмены президентской и установления парламентской республики в Узбекистане.

М. Салих: Наша первая задача – это отмена антинародного режима Ислама Каримова, потом будут свободные выборы, народ изберёт своего президента по существующей конституции и лишь потом только возможно будет обсудить и поставить на всенародное голосование вопрос формы правления государством. На данном этапе ставить вопрос о парламентской республике очень рано и нереалистично.

«Арена»: Национальный вопрос сейчас в Узбекистане не выносится на поверхность, но он остается одним из самых болезненных вопросов. Что Вы думаете о придании русскому языку статуса официального? А также таджикскому языку, ведь в Узбекистане живет огромная таджикская община, фактически лишенная культурно-национальных прав? Имеет ли смысл, с Вашей точки зрения, придать официальный статус всем этим языкам единым пакетом, зато потом требовать того же и от соседей – уже в отношение узбекского языка?

М. Салих: Я не совсем понял, что вы конкретно имеете в виду, говоря об ущемлении культурно-национальных прав этнических общин, пока что я озабочен ущемлением элементарных прав человека в Узбекистане независимо от национальной принадлежности. Что же касается статуса языков, то у меня здесь есть своё твёрдое мнение. В Узбекистане живёт около 7 процента русскоязычного населения и 4,5 процента таджиков. Все они прекрасно общаютса на русском язике как в бытовой так и социальной жизни. Все они говорят на русском и могут быть поняты окружающими. Прежде чем придать статус государственного русскому и таджикскому языкам, следует решить проблему узбекского языка как государственного. Выполняет ли этот язык сегодня свою функцию, возложенную на него Конституцией Узбекистана? Я думаю, нет. Закон о государственном языке был принят, если не ошибаюсь, в октябре 1989 году. По этому закону срок изучения госязыка был установлен – 8 лет. За восемь лет в структурах государтва не должено было остаться ни одного чиновника, не знающего государственный язык. Прошло не восемь, а 17 лет, и все члены правительства Каримова как говорили на русском языке, так и продолжают говорить. Сам Президент Каримов, если говорит в своих выступлениях на государственном языке, то, слушая его, хочется закрыть уши от стыда, настолько он неграмотно говорит.

Документация в Ташкенте заполняется на русском, чиновники в своих выступлениях говорят на русском, дома, на улице говорят на русском. То есть, русский язык практически остаётся сегодня государственным. Во всяком случае, на верхушке, в столице. То есть, на данный момент, я не вижу языковой дискриминации этничеких групп.

«Арена»: Что бы Вы ответили на обвинение в откровенном национализме? Напомним, что в конце 80-х-начале 90-х, на митингах бирликовцев звучали махрово- националистические лозунги, поэтому ГОРОНО обзванивало школы и предупреждало учителей и родителей детей европейских национальностей, чтобы они не выпускали детей без присмотра из школы или из дому. В некоторых кругах Узбекистана бытует мнение, что это – «заслуга» Мухамада Салиха, Абдурахима Пулата и других…

М. Салих: Такое представление в сознании людей создало КГБ, чтобы вызвать в обществе антипатию к политике гласности и перестройки. Ни я, ни Пулатов, ни другие не призывали к акциям против представителей других наций. Ни тогда, ни потом, после объявления независимости. А если и были отдельные случаи провокационных действий, то они были однозначно инспирированы спецслужбами, о чём я лично, притом публично, всегда предупреждал своих единомышленников. Только отдельные личности и организации, заинтересованные в возбуждении вражды к оппозиции, могут обвинять узбекскую оппозицию в махровом национализме. Мы выступали против проявления шовинизма в отношении нашего родного языка и пытались отстоять позиции национальных ценностей и это было нашим правом.

Я тогда так защищался. Если бы русские так не гордились тем, что они русские и на каждом шагу не говорили о том, что они русские, я бы давно забыл, что я узбек. Любое национальное самосознание отталкивается от противоположного фактора, который стимулирует и подпитывает его. Наш тогдашний национализм отталкивался от русского шовинизма. Это был наш рефлекс самосохранения, не более того. Не надо путать национализм с расизмом. Расизм основывается на унижение других рас, а национализм -реакция против расизма и шовинизма. Национализм может быть позитивным только на стадии необходимости самосохранения нации, но не более.

К примеру, сегодня узбеки не нуждаются в национализме, потому что нет опасности ассимиляции с другой более многочисленной нацией ни в культурном, ни в демографическом смысле. Поэтому мы, политики – идеалисты горбачёвской эпохи, презираем плебейский национализм каримовского режима, стараюшегося возвышаться за счёт унижения своих сограждан – неаборигенов.

Этот вопрос очень важен и посему хочу привести небольшой абзац из моего обращения к пятому сьезду партии «ЭРК», который состоялся в 2003 году: «В городах и регионах страны многие наши соотечественники причисляют себя к нацменьшинству. (Этот термин «нацменьшинство» я не люблю). Они не должны оставаться вне политики нашей партии. Они наши соотечественники, разделяющие нашу судьбу. Да, мы во время перестройки выдвинули на передний план нашу национальную идентичность. Это нужно было для нас в качестве самоутверждения против коммунистического шовинизма. А теперь, когда мы говорим «народ» или «нация», мы подразумеваем всех граждан, живущих в нашей стране и считающих своей родиной эту землю независимо от их национальности. Мы категорически отвергаем расизм и шовинизм от кого бы они ни исходили».

«Арена»: С кем, по Вашему мнению, Узбекистану следует поддерживать партнерские отношения в политическом и экономическом планe? С либеральным Западом, исламскими государствами или старым, добрым союзником Россией?

М. Салих: Конечно же, в первую очередь с ближйшими соседями, государствами ЦА, с государствами ближнего зарубежья – с Россией, Китаем, Афганистаном. Потом со всеми странами, которые хотят видеть нашу страну демократической и экономически развитой, с государствами ЕС и США. Разумееется, следует укрепить взаимовыгодные отношения и с государствами, которые называют себя исламскими.

«Арена»: Как Вы оцениваете сближение руководства Узбекистана с Россией и почти полный разрыв отношений с США?

М. Салих: Я бы искренне приветствовал сближение Узбекистана с Россией, если бы это сближение не происходило на кровавом фоне Андижанского геноцида, если бы это сближение не произошло за счёт ещё большего отдаления от демократических реформ, если бы оно не способствовало ещё большему закручиванию гаек каримовского деспотизма.

Некоторые апологеты внешней политики России пытаются показать Путина спасителем Центральной Азии. Но вряд ли такая метафора уместна, потому что тот, кого Путин спас – палач своего народа. Разрыв отношений с США был неизбежен, поскольку продолжение этих отношений и после Андижана означало бы для Америки отказ от своих принципов. Присутствие американцев, даже военное, влияло на наше общество благотворно. Но Андижан радикально изменил ситуацию и для нас, и для Америки. Вопрос встал ребром: честь демократии или присутствие США. Мы выбрали честь демократии. К чести США, они тоже выбрали её. Мы проиграли в близкой переспективе – репрессии ещё более усилились, но выиграли в переспективе более отдалённой, не отступили от своих принципов, и это укрепило веру народа в нашей борьбе.

«Арена»: Можете ли Вы дать прогноз результатов предстоящих президентских выборов в январе 2007 года? Останется ли Ислам Каримов у власти? Если нет, то кто, по Вашему мнению, вероятный претендент на президентский пост?

М. Салих: Прогнозы делать не люблю, но наша партия готовится к участию в президентских выборах 2007 года по всем параметрам. Во-первых, идёт работа в мою пользу по получению правовой оценки Комитета ООН по правам человека приговора узбекистанского суда, вынесенного против меня в 1999 году. Это даст мне международную легитимность для возврашения в Узбекистан, независимо от того, будет ли признано решение ООН каримовским режимом или нет.

Во-вторых, наконец-то, влиятельные политические деятели, (чтобы не сказать государства), Запада начали проявлять интерес к нашему региону, в попытке поиска новой центрально-азиатской политики. Наконец, наш народ преодолел страх, который в прошлом способствовал продлению жизни каримовского режима. Остаётся только организовать протестную энергию масс, чтобы она пошла в русло мирной смены этой власти.

«Арена»: Связываете ли Вы осуждение на длительный срок лишения свободы лидера оппозиционной партии «Солнечная коалиция» Санжара Умарова с тем, что он мог стать конкурентом нынешнему президенту на предстоящих президентских выборах?

М. Салих: Сегодня конкурентом Каримову может стать любой мало- мальски смышлённый человек и победить в мало – мальски демократических выборах – настолько нынешний президент ненавистен народу. Зная эту правду, Каримов никогда не разрешит проводить свободные выборы, пока он жив. Свободные выборы для узбекского президента равносильны государственному перевороту, народному мятежу. Потому, что он однажды увидел тень этой свободы. Не саму свободу, а её тень, когда Каримов, следуя моде начала 90-гг., совершил оплошность, допустив оппозиционера к президентским выборам. Выборы 1991 года для Каримова были шоком, от которого он не оправился до сих пор. Он тогда впервые увидел себя в зеркале народной воли и задрожал от страха – отражение было ужасным, народ отворачивался от него. Живы до сих пор свидетели президентских выборов, и, по рассказам чиновников тогдашнего руководства, они во многих областях до самого утра жгли бюллютени выборщиков, проголосовавших за меня (как соперника Каримова), и заполняли новые для президента. Несерьёзны доводы критиков оппозиции о том, что мол Мухаммад Салих 13 лет отсутствует, люди его забыли и.т.д. Дайте мне открытую для народа трибуну в Ташкенте на 13 минут и я буду таким же знаменитым в сегодняшнем Узбекистане, каким был 13 лет назад. Каримов изолировал страну из-за страха потерять власть. Каримов боится любого, кто даже потенциально мог бы соперничать с ним.Умаров один из многих, кого до сих пор систематически боялся узбекский президент. Я считаю приговор над Умаровым таким же политически мотивированным, как сотни других приговоров, вынесенных узбекским судом против представителей оппозиции в течение последних 15 лет.

«Арена»: Вы заявили, что намерены участвовать в выборах президента Узбекистана в 2007 году. Знаете ли Вы, что узбекское законодательство запрещает регистрацию кандидатов на высший государственный пост, не проживавших на территории Узбекистана последние десять лет?

М. Салих: Издание подобного диктаторского закона показывает уровень страха Каримова перед нами, но, как говорят в народе, страх не предотвратит смерти, если она уже пришла. Я думаю, смерть режима Каримова близка и уже никакие каримовские законы не спасут режим. Законы не имеют никакого значения для Каримова. Почему же законы, изданные с единственной целью не допустить нас к выборам, должны иметь значение для нас? Если бы не было запрещающих законов, Каримов мог бы не допустить нас к выборам? Бедный Санжар Умаров, он всего лишь нежно критиковал окружающих Каримова, не смея трогать самого диктатора, разве эта тактика помогла ему стать легальным оппозиционером? Мы собираемся приехать в Узбекистан, а Каримов пусть готовится встретить нас, победит тот на чьей стороне будет Всевышний.

«Арена»: Рассчитываете ли Вы на помощь неких зарубежных демократических институтов в осуществлении поставленной перед собой задачи?

М. Салих: Да, Запад может поддержать узбекскую демократию конкретно. Например, Запад может усилить политическое давление на режим посредством ООН, ОБСЕ, Европарламента, НПО и средств массовой информации. США и ЕС могут требовать от Узбекистана легализации демократических оппозиционных партий страны. Ввести политические санкции против действующего режима (лишение права голоса в международных организациях,ограничение участия официальных лиц правительства в мероприятиях международных организаций, замораживание банковских счетов Каримова, его дочерей, близких и т.п.).

Далее. Работать с правительствами соседних Узбекистану государств и Россией, организовывать форумы, где обсуждались бы проблемы Узбекистана и Центральной Азии, реформы рыночной экономики и демократия, ограничить финансовую помощь государственным проектам Узбекистана, параллельно расширить поддержку частному сектору и т.п.

«Арена»: У Вас есть конкретные направления во внешней и внутренней политике, в части экономического развития страны? С чем бы Вы вышли к народу Узбекистана, если предположить, что Вас допустили бы к предвыборной кампании?

М. Салих: Нашей первоочередной целью будет в короткий срок обеспечить население страны приемлимым стандартом жизни, сопоставимым на первом этапе с уровнем жизни хотя бы России. Для этого нужно решить комплекс взаимосвязанных наиболее приоритетных задач. Это- применить принципы рыночной экономики везде, где они необходимы, реформировать сельское хозяйство и демонтировать советскую систему колхозов, ввести приватизацию земли, создать центр инвестиций, призванный поддержать малый и средний бизнес, придерживаться открытой энергетической политики, приоритетно развивая самые необходимые нефтяные и газовые секторы.

Увеличить и расширить поток инвестированных технологий. Установить свободные торговые отношения в регионе и проводить открытую пограничную торговлю. Ускорить конвертацию узбекской национальной валюты, чтобы закрыть пустоты, образованные теневой экономикой. Отстранить Госконтроль от частного сектора и торговли. Построить сильную систему социального обеспечения, стать членом ВТО. Провести налоговую реформу. Стимулировать частную торговлю и иностранные инвестиции.

Закрыть лазейки бюджета и отказаться от политики, способствующей доминированию теневой экономики. Организовать широкомасштабную борьбу с коррупцией и исследование этой проблемы на всех уровнях государства. Создать новое законодательство по этой части. Будет принята новая социальная политика, основанная на правилах рыночной экономики. Для обеспечения адресной социальной поддержки наиболее «уязвимых» слоев населения, нужно провести эффективную пенсионную реформу.

Реабилитировать все светские, демократические, политические группы, чтобы они смогли принять участие в политическом процессе страны. Обеспечить фундаментальные свободы: свободу слова, свободу совести, свободу собрания и митингов. Искоренить цензуру в СМИ. Преобразовать судебную систему. Частный сектор, инвестиции, иностранные инвестиции – все зависят от правильно функционирующей юридической системы, соответствующей международному юридическому праву.

Установить близкое сотрудничество с соседними центрально-азиатскими государствами, чтобы совместно бороться против терроризма, религиозного экстремизма, наркотрафика и организованной преступности. Участвовать во всех процессах региона в более тесном сотрудничестве с центрально-азиатскими государствами. Укрепить сотрудничество с США, ЕС, Россией и Китаем, увеличивая объемы торговли, транспортные связи, маршруты энергии, поставки электроэнергии, средства коммуникаций. Участвовать в борьбе против терроризма, религиозного экстремизма, торговли наркотиками.

Эрозия общественного доверия к структурам государства, если не принять срочные меры, является одной из самых больших угроз, с которой лицом к лицу стоит Узбекистан.

«Арена»: Вы – политический эмигрант. На поддержку каких слоев населения Вы рассчитываете? Насколько сильна партия «Эрк» в Узбекистане, что она в состоянии сделать?

М. Салих: Мы рассчитываем на поддержку всех слоев населения потому, что программа нашей партии с самого начала была направлена решать все проблемы на общенациональном уровне в политической, экономической и социальной сферах. Последняя версия нашего политического проекта отражена в краткой программе Комитета Национального спасения Узбекистана, которая обьявлена на наших вебсайтах. Но дело не в программе, каждый месяц можно писать новую программу и печатать её. У президента Каримова никогда не было программы и сейчас не имеется. Проблема в другом.

Проблемой для узбекских политиков всегда была одна и та же – отсутствие политической воли, трусость перед реформой старой системы, не умение держать слово, алчность, ложь и беспринципность. Политика партии ЭРК всегда была противоположностью этому наследию коммунистического духа и вот почему мы так уверены в себе. Народ, иншаллах, поддержит нас потому, что он знает, что мы сдержим данное слово, у нас есть политическая воля и смелость в принятии необходимых решений для развития нашей страны.

В 1999 году наманганские мусульмане (вахаббиты, так их называли) обещали голосовать за меня на президентских выборах, если я не буду против создания халифата, я отказался от их предложения. Тогда они проголосовали за Каримова потому, что Каримов сказал им следущее:»Если народ хочет создать халифат, как я буду против этого?» Я слышал видеозапись этого случая, у мусульманских джамаатов она есть. Подобная преднамеренная ложь является постоянной спутницей нынешнего режима. У нас есть одна проблема, это недостоточность средств коммуникации с массами, электоратом. Но она уже на стадии решения. Так что начинается серьёзная работа с режимом Каримова, следите за событиями.

«Арена»: Считаете ли Вы, что для достижения демократии годятся все средства, включая вооруженное восстание, или Вы и далее будете ждать, когда вас пригласят в страну и предложат ее возглавить?

М. Салих: Нет, я не следую принципам коммунистов, я не буду убивать людей даже для демократии. С другой стороны, не собираюсь сидеть сложа руки, буду бороться всеми силами против антинародного режима. Моя главная мечта не президентство, а видеть мой народ свободным от ига, откуда бы оно ни исходило. Я написал свой первый политический манифест в январе 1985 года, протестуя против политики культурной дискриминации метрополии, против ига Москвы. Написал не потому, что хотел стать президентом. Написал потому, что не хотел видеть мой народ униженным. А теперь пишу против «своего», «независимого» диктатора потому, что не хочу чтобы мой народ продолжали унижать под маской независимости. То есть моя основная задача, как политика, не претерпела изменений в течении прошедших 20 лет. Я уверен, режим Каримова будет свергнут и Аллах наградит всех мучеников режима и тех, кто был на стороне угнетённых.

Интервью записала Инера Сафаргалиева

27.04.2006

(121)

Из книги Мухаммад Салиха «Стихи и Публицистика» опубликованного в Стамбуле в 2013 году. (357-366-страницы)

(продолжение следует)

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи