Народное Движение Узбекистана

Тюркский календарь – 6

Тюркский календарь – 6
10 Şubat 2018 - 6:00 - Просмотрено 323 раз.

ТЮРКСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

Составитель Нурлан Салтаев

«Ne mutlu Türküm diyene!». Atatürk.
«Как счастлив говорящий: «Я тюрк!».Ататюрк.

“Biz kim – mülki Turon, amiri Türkistonmiz! Biz kim – millatlarning eng qadimi va eng uluği, Türkning bosh boğinimiz!”. Amir Temur.
“Мы те, кто владыки Туран, эмиры Туркистана! Мы те, кто древнейшие и величайшие из наций, главное звено Тюрка!”. Амир Темур.

Қазақ мақалы:
«Малым – жанымның садақасы, жаным – арымның садақасы».
Казахская пословица:
«Богатство отдам за жизнь, жизнь отдам за честь».

«Dama-dama göl olar, heç dammasa çöl olar».
«Капля за каплей будет озеро, не будет капать совсем пустыня будет».
Азербайджанская пословица.

Қазақ мақалы:
«Алмас қылыш майданда серік, асыл сөз майданда да, сайранда да серік».
Казахская пословица:
«Алмазный клинок — друг в бою, доброе слово друг и в бою и на пиру».

Тюркский календарь – 6

Июнь

Май-июнь – праздник Сабантуй, день окончания весенних полевых работ.

Май-июнь 1507 года смерть Зун-н-Нун Аргуна – основателя государства и суверенной династии Аргун в Пакистане и Афганистане.

ЗАЙН-АД-ДИН МАХМУД ВАСИФИ «УДИВИТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ», XVI век.
«…Эмир Зуннун Аргун (который был полководцем и витязем той династии), выехал в караул с десятью тысячами всадников, полностью снаряженных, вооруженных шемширами, храбрых, в день сражения в искании славы предпочитавших жизни смерть. Они сошлись [с войсками Шейбани] в местечке Тарнаб в одном фарсахе от Чильдухтаран. Войско Шейбек-хана смело людей Зуннун Аргуна подобно потоку, смывающему мусор. Его самого спешили, убили и голову его вздели на копье. Шахи, услышав об этом, в беспорядке бежали, и Шейбани-хан достиг окрестностей Герата во главе пятидесятитысячного войска!…».

Июнь 1934 года казнен китайскими властями в г. Аксу Сабит Дамулла (уйг. Sabit Damullam hadji) — премьер-министр Тюркской Исламской Республики Восточный Туркестан.

Тюркская Исламская республика Восточный Туркестан основана 12 ноября 1933 года в Восточном Туркестане со столицей в г. Кашгар. С взятием Кашгара в 1934 году хуэйскими полевыми командирами при помощи советских и китайских войск ТИРВТ была упразднена, но фактически она продолжила своё существование до 1937 года, когда совместно советскими и китайскими войсками была уничтожена 6-я уйгурская дивизия, контролировавшая Кашгар и его окрестности после 1934 года.

4 июня 1864 года штурм крепости Аулие-Ата войсками Российской империи.

КОСТЕНКО Л. Ф. «ОЧЕРКИ СЕМИРЕЧЕНСКОГО КРАЯ», 1872 год

«…Аулие-Ата был взят штурмом 4-го июня 1864 года полковником (ныне генерал-майор) Черняевым. Атака была поведена на южную часть городской стены четырьмя ротами, которые мигом ворвались в город, после чего цитадель уже не защищалась и аулие-атинский бек поспешил искать спасения в бегстве…».

6 июня 1990 года начало межэтнического столкновения в г. Ош между кыргызами и узбеками.

6-7 июня 1864 года началось восстание в Илийском крае против Китайской империи.

А. Дьяков «Воспоминания илийского сибинца о дунганско-таранчинском восстании в 1864—1871 годах в Илийском крае», 1908 год. «…Мусульмане, одушевляемые чувством мести, отчаянно напали на стоявших в центре маньчжуров, уже совершенно потерявших всякую воинственность в течение столетнего беспечного сидения в городе. Соединенному войску не помогла и артиллерия китайцев. Маньчжуры и китайцы были разбиты; их офицеры первые бросили поле сражения, после чего все отдельными группами бежали обратно в г. Хуй-юань-чэн, бросив в добычу бунтовщикам пушки [Пушки принадлежали китайскому отряду из г. Суйдина. Китайцы 25-го числа Х-й луны оставили мусульманам 3—4 больших пушки с лафетами и 20 малых пушек. Тогдашняя китайская артиллерия состояла из пушек двух родов: большие чугунные пушки ставились на лафеты, маленькие пушки клались во время сражения на плечи двух солдат, причем сзади становился третий, который и зажигал фитиль; в ряд устанавливалось пять таких пушек.], ружья, порох и холодное оружие, чем и усилили бунтовщиков.

Что касается сибинцев и солонов, то они (сначала) непоколебимо стояли на флангах. Хотя бунтовщики к ним и не подходили близко, но они (сибо и солоны), боясь, как бы мусульмане, бросившиеся преследовать маньчжуров и китайцев, не зашли им в тыл, — тоже бросили свои позиции и бежали в г. Хуй-юань-чэн.

В этой битве таранчи были вооружены только палками с железными наконечниками, а у дунган были длинные палки с привязанными к концам ножницами для стрижки баранов.

После такого успеха и державшиеся нейтралитета богатые и знатные таранчи примкнули к повстанцам, которые того же 25 числа также завладели крепостцой в 8 ли от г. Кульджи — Чэн-пань-цзы, где жило 250 китайских солдат, в том числе и артиллеристы, при нескольких орудиях [автор сообщил мне, что в Чэн-пань-цзы тогда было около 5—10 маленьких пушек].

Вечером того же дня таранчи и дунгане большою толпой, около 10.000 человек, подошли к маньчжурской крепости Баянтай и окружили ее. Главнокомандующим над всеми таранчами был кульджинский таранчинец Абдурасуль Чоруков, ему помогал «халпе» [собственно «хальфа» — глава религиозного (дервишского) ордена у мусульман] Шамс-эддин Худай-Кулинов, командовавший таранчинским отрядом из восьми деревень. Потом прибыл из Ташкента сарт Эмир-хан-ходжа, который также много помогал таранчам. Всеми дунганами командовал дунганин Ма-и, называвшийся по-таранчински Ягур. Дунганам особенно помогал дунганин Ханджа-ахун, отличавшийся изобретательностью и геройством. Таранчи и дунгане, вооруженные деревянными палками и ружьями, подойдя к Баянтаю, плотно окружили его. Мусульмане, воздвигнув к югу от крепости три земляных насыпи, поставили на них пушки на лафетах, отнятые ими у суйдинских китайцев в большом сражении 25-го числа 10-й луны. Таранчи под угрозой смерти заставили чэн-пань-цзыских китайских артиллеристов стрелять по крепости, сшибая зубцы ее; из крепости маньчжуры отвечали огнем из больших пушек. Канонада раздавалась особенно сильно по утрам и вечерам. Звук выстрелов доносился до сибинских рот, и я (автор этих воспоминаний) сам лично слышал его…».

7 июня 1933 года скончался Арабаев Ишеналы (Ишангали; 1882 — 7 июня 1933) — кыргызский и казахский просветитель и общественный деятель, организатор филиала партии «Алаш» в г. Пишкек.

Ишеналы Арабаев родился в 1882 году в кишлаке Кунбатыш (ныне Кочкорский район Кыргызстана). Учился в русско-туземной школе, медресе Уфы и Оренбурга. Публиковался в ряде казахских изданий под литературным псевдонимом «Киргиз». Выпустил киссу акына Молдо Кылыча «Зілзала» («Землетрясение», г. Казань, 1911), книгу «Әліппе» на казахском и киргизском языках (совместно с казахским просветителем К. Сарсекеевым, г. Уфа, 1911), учебник на казахском языке «Жазу өрнектері» (г, Оренбург, 1912), В Пишпеке вместе с А. Садыковым и К. Тыныстановым организовал филиал партии «Алаш». В 1920—1923 заместитель председателя союза «Қосшы» по Семиреченской области (г. Алма-Ата). В 1923 году руководитель научного центра Туркестанской АССР (г. Ташкент), преподаватель казахского языка в Средиеазиатском университе. Арабаев — один из организаторов кыргызо-казахского съезда учёных (июнь, 1924), участник съезда тюркологов (г. Баку, 1926). Способствовал претворению в жизнь закона о самоуправлении киргизского народа. В 1924 председатель областной научной комиссии Киргизской автономной области. Автор первого учебника для кыргызских школ «Кыргыз алиппеси» («Киргизский букварь», Ташкент, 1924), написанного по образцу учебника А. Байтурсынова. Редактор первой газеты на кыргызском языке «Эркин-Тоо», руководитель группы по сбору и записи эпоса «Манас». Арабаев записал и опубликовал поэму «Семетей».

В 1933 году арестован по делу «Социал-Туранской партии». Умер в тюрьме в Ташкенте 7 июня 1933 года, не дожив до суда. Реабилитирован 9 июля 1958 года.

10-15 июня 2010 года – беспорядки на юге Киргизии -межэтнические столкновения между киргизами и узбеками.

16 июня 1223 года победа монгольского войска Джэбэ и Субэдэя при реке Калке над кыпчакским и русским войском.

РАШИД-АД-ДИН «ДЖАМИ АТ-ТАВАРИХ», XIII-XIV век

«…Когда [монголы] дошли до области Алан, где население было многочисленно, то оно совместно с кипчаками сразилось с монгольским войском, и ни одна сторона не одержала верха. Тогда монголы сообщили кипчакам [следующее]: «Мы и вы –одного племени и происходим из одного рода, а аланы нам чужие. Мы с вами заключим договор, что не причиним друг другу вреда, мы дадим вам из золота и одежд то, что вы пожелаете, вы же оставьте нам [аланов]». [Одновременно] они послали кипчакам много [всякого] добра. Кипчаки повернули назад. Монголы одержали победу над аланами и то, что было предопределено судьбою в отношении избиения и грабежа, они то и осуществили.

Кипчаки же, полагаясь на заключенный мир, без опасения разбрелись по своим областям. Монголы внезапно напали на них, перебили всех, кого нашли, и взяли назад столько же, сколько отдали [раньше]. Уцелевшая часть кипчаков бежала в страну русов. Монголы зазимовали в той области, которая вся представляла сплошные луга и поросли [маргзар]. Оттуда они напали на город Судак, что на берегу моря, которое примыкает к проливу Костантинийэ [Босфору], и взяли тот город, а тамошнее население разбрелось.

Затем они напали на страну урусов [Русь] и на находящихся там кипчаков. К этому времени те уже заручились помощью и собрали многочисленное войско. Когда монголы увидели их превосходство, они стали отступать. Кипчаки и урусы, полагая, что они отступили в страхе, преследовали монголов на расстоянии двенадцати дней пути. Внезапно монгольское войско обернулось назад и ударило по ним и прежде, чем они собрались вместе, успело перебить [множество] народу. Они сражались в течение одной недели, в конце концов кипчаки и урусы обратились в бегство. Монголы пустились их преследовать и разрушали города, пока не обезлюдили большинство их местностей. Оттуда монголы ушли и присоединились к Чингиз-хану по той дороге, по которой он возвращался из страны тазиков…».

22 июня саха-якутский праздник Ысаах, День летнего солнцестояния.

22 июня 1871 года аннексия Российской империей Кульжинского султаната, союзника «Йетишар даулети» в Восточном Туркестане.

М. ТЕРЕНТЬЕВ «РОССИЯ И АНГЛИЯ В СРЕДНЕЙ АЗИИ», 1875 г.

Между тем, кульджинский султан прислал к семиреченскому губернатору двух посланцев и предъявил протест против нападений на кызаев. В ответ на это, ему предложено: 1) принять самому меры против вторжения в наши пределы подчиненных ему киргизов, 2) выдать бежавшего в июле 1869 г. волостного Алимбека с 30-ю кибитками и 3) предоставить полную свободу нашей торговле в Кульдже.

В течении 1870 г. случаи крупной баранты уже не повторялись; разбойники ограничивались нападением на отдельных лиц и небольшие стада. Но кроме разбойников, и конный отряд таранчей, оберегавший музартский проход, также производил грабежи и убийства. Последнее нападение таранчей в мае 1870 года на пятерых наших киргизов, охотившихся за маралами, вынудило семиреченского губернатора снова войти в сношение с кульджинским султаном, для чего и послан был в Кульджу переводчик семирченского областного правления.

От кульджинского султана требовалось: 1) взыскания с виновных в нападении на охотников, 2) возвращения пленных, 3) денежной пени (кун) за одного охотника, отморозившего себе руки, 4) выдачи бежавших из наших пределов киргизов. Султан ответил, что еще не слыхал ничего о нападениях и потому распорядился о назначении следствия. На последнее же требование он прямо отвечал отказом, ссылаясь на шариат, запрещающий выдачу гостей…

…  апреле 1871 года бывший меркинский волостной управитель — прапорщик Тазабек так же бежал в Кульджу с 1.000 кибиток, после безуспешных нападений на высланный против него отряд. Султану предъявлено было требование о выдачей Тазабека в семидневный срок к 3 мая. В этот день все наши пограничные отряды (чунджинский, борохудзирский и кетменский) произвели рекогносцировки приграничного пространства и были встречены таранчинскими войсками. Окончив рекогносцировку, отряды возвратились на свои места. Это обратное движение принято было таранчами за отступление, в виду неудачи. Таранчи сами перевалили через хребет на нашу сторону и напали 14 мая на кетменский отряд… Перчатка была брошена… Ряд стычек в период сосредоточения наших войск и затем несколько больших сражений (под Алим-ту — 16 июня, под Чин-ча-го-дзи 18 июня и под Суйдуном 19 июня) быстро привели войну к блистательному окончанию: 21 числа султан сдался военнопленным, а 22 — войска наши вступили в столицу!…».

«Покоритель и устроитель Туркестанского края, генерал-адъютант К. П. Фон-Кауфман I-й. (МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ БИОГРАФИЧЕСКОГО ОЧЕРКА).», 1910 г.

«….Вся кульджинская экспедиция обошлась в 65 тыс. рублей, и Кауфман для пополнения этого расхода, впредь до утверждения государя, наложил на мятежных таранчей и киргиз контрибуцию по 3 рубля со двора оседлых и с кибитки кочевых. …»

22 июня 1277 года скончался султана Египта и Сирии Аз-Захир Бейбарс аль-Бундукдари.

АБУ-ЛЬ-АББАС АЛЬ-МАКРИЗИ «КНИГА ПОУЧЕНИЙ И НАЗИДАНИЯ, [СОДЕРЖАЩИХСЯ] В ОПИСАНИИ КВАРТАЛОВ И ПАМЯТНИКОВ [КАИРА]», XIV-XV век.

«…Затем он отправился в Дамаск, заболел там поносом и ослабел, и умер от него в четверг, девятнадцатого мухаррама 676 года (То есть 22 июня 1277 г.).

И было ему около пятидесяти семи лет, и правил он семнадцать лет и два месяца. И был он государем воинственным, жестоким… предводителем, быстрым в движении на коне. И осталось после него трое сыновей: Саид Мухаммед Берке-хан, который правил после него, Саламыш, который тоже правил, Масуд Хадар и семеро дочерей. И был он высокого роста и приятной наружности.

И отвоевал Аллах его руками захваченные франками Цезарею, Арзуф, Сафад, Табарию, Яффу, Шакиф, Антиохию, Баграс, Кусайр, Хисн ал-Акрад, Карин, а также крепости Акку, Сафиту, Маракию и Халбу. И отнял он у франков Маркаб, Баниас, Антартус, а у правителя Сиса — Дарбасак, Даркуш, Талмиш, Кафардин, Раабан, Марзабан, Куник, Адану и ал-Масису. И подчинены были ему мусульманские города: Дамаск, Баальбек, Аджлун, Босра, Сархад, Салт, Химс, Тадмур, Рахба, Телль-Башар, Сахиун, Балатунус и крепости Кахф, Кадмус, Улайка, Хаваби, Русафа, Масиаф, Кулайа, Карак и Шаубак, и занял он Нубию и Барку.

И починил он святой храм и купол ас-Сахра в Иерусалиме, и увеличил вакфы Халила (мир ему!), и возвел плотину Шабрамнат в Гизе, вал в Александрии и минарет в Розетте, засыпал устье дамиеттского рукава, ибо русло его было неровным, и соорудил корабли. И восстановил он крепости в Дамаске, Субейбе, Баальбеке, Салте, Сархаде, Аджлуне, Босре, Шейзаре, Химсе. И возвел в Каире медресе между дворцами и большую мечеть в Хусинии, за Каиром. И углубил он древний канал в Александрии, принимая сам участие в этом, и разбил там селение Захирия; и был выкопан канал Ушмум Танах эмиром Балабаном Рашиди, и восстановлена мечеть ал-Азхар в Каире, и возобновлена там хутба, и возделана область Саидия в Шаркийи, в Египте, и возведен дворец ал-Аблак в Дамаске, и сделано многое другое.

А когда он [Бейбарс] умер, эмир Бадр ад-дин Билбак скрыл это от войска, и положил его в ящик, который повесил в одном из помещений дамасской крепости, представляя дело так, что султан болен, и повелел врачам присутствовать, как обычно. И устроил он шествие с участием войска, и взял с собою сокровища и носилки, чтобы заставить людей думать, что в них находится больной султан. И никто не осмеливался говорить о смерти султана, и двигалось шествие, пока не достигло египетской цитадели, и тут стало известно о смерти султана, да будет милостив к нему Аллах!..».

23 июня 1908 года создание государства Южный Азербайджан. Саттар хан, Карб-Али-Гуссейн и Салари Милли Багир-хан создали революционную армию, захватил арсенал и объявил правительству шаха, что не сложит оружия до тех пор, пока не будет восстановлена Конституция.

24 июня 1762 года погиб Батырша, Габдулла Галиев, руководитель и идеолог Башкорто-Татарского восстания.

Весной 1755 года Батырша  обратился к мусульманам края с обширным воззванием («Тахризнамэ»), в котором разоблачал колониальную политику царизма в Идель-Урале, выступал против правительственного ограничения обрядностей мусульман, запрещения местному населению свободной и беспошлинной добычи соли, ограничений местного самоуправления, чрезмерных налогов и повинностей. Обрисовав тяжелую картину притеснения мусульман со стороны русских, Батырша переходит к военно-политическим проблемам и призывает мусульман сплотиться перед лицом неверных и, взяв в руки оружие, подняться на священную войну за Веру и свободу. Начало восстания было намечено на 3 июля 1755 года. Воззвание явилось программой башкиро-татарского восстания 1755—1756 годов.

Батырша был схвачен 8 августа 1756 года в деревне Азяково Осинской дороги (ныне деревня Бураевского района Республики Башкортостан) и отвезен в Москву, затем в Санкт-Петербург.

В декабре 1758 года Батырша был приговорен к наказанию плетьми, вырыванию ноздрей и пожизненной каторге. После долгих пыток и допросов Батыршу отправили в Шлиссельбургскую крепость на пожизненное заточение. Там он затеял спор с православными священниками и даже дал согласие на добровольное крещение, если те сумеют доказать превосходство Христианской религии над Исламом. Спор кончился тем, что тюремные палачи вырвали Батырше язык. Он пять лет промучился в заточении, но закончить свою жизнь в рабстве не захотел. В июле 1762 года он схватил в свои закованные руки топор, забытый в его камере надзирателями, и бросился на охранников. В схватке Батырша убил четырёх охранников и погиб сам.

25 июня 1893 года родился Магжан Жумабаев (каз. Мағжан Бекенұлы Жұмабай).

Магжан Жумабаев каз. Мағжан Бекенұлы Жұмабай (25 июня 1893, урочище Сасыккуль, Сарыайгырская область, Петропавловский уезд, Акмолинская область, Российская империя — 19 марта 1938, Алма-Ата, Казахская ССР) — казахский писатель, публицист, педагог, один из основателей новой казахской литературы.

Протокол допроса  Байгаскина Есима, проживающего в Ташкенте, по Пушкинской ул. 10-12.

«По существу показал следующее:

Все, что я знал о деятельности алашордынцев, я описал в своем первом показании. Я лично не участвовал в их работе, и о работе алашордынцев я знал из рассказов Байтасова, который мне доверял и передавал в основном все. Проживая в Казахстане, в частности в Петропавловске, я вращался среди алашордынцев, но однако, я не входил в их круг, т.к. они мне не доверяли из-за осторожности, ввиду того, что опыт им показал, что Байдильдин, Тохтабаев и др. их просто предали. С доверием ко мне относился только один Байтасов, о чем я уже указал выше…

…В первом своем показании я уже писал об оживлении в мае 1922 года среди алашордынцев в связи с появлением на арене Анвар Паши и Заки Валидова пантюркистской агитации по аулам Казахстана, которую вели алашордынцы: Ауэзов Мухтар и  Тогжанов. Наряду с ведением этой агитации среди алашордынцев Петропавловска, такие как Казбеков Смагул – тогдашний председатель Губисполкома, Бейсенов Мухамеджан-зав.оргГубкома партии, Ауэзов, Тогжанов, Жумабаев, Кияков и др., фамилии всех  не помню, на своем совещании они к окончательному решению не пришли, а все продолжали между собою обмениваться мнениями и в результате решили ничего не предпринимать, а ждать результатов наступления Энвера и Заки. Это все я знал со слов Байтасова, который бывал среди них и который все об этом знал.

Под словом подготовиться я понял Байтасова так, что это значит создать вооруженные единицы, подготовить население аулов к восстанию и т.д. Лично мое мнение такое, что если Анвар Паша и Заки стали бы одерживать победу и успешно продвигались бы вперед, то они, алашордынцы, безусловно подняли бы население. Насколько мне помнится, Байтасов также говорил мне, что Ходжанов и Рыскулов имели связи с Анвар Пашой и Заки Валиди.

Больше ничего показать не могу.Записано правильно и мне прочитано.

Допросил: Упол. ВО ППОГПУ  подпись/неразборчиво/                     25.1.1930…».

25 июня 1916 года опубликован ЦАРСКИЙ УКАЗ О МОБИЛИЗАЦИИ “ИНОРОДЧЕСКОГО” НАСЕЛЕНИЯ АСТРАХАНСКОЙ ГУБЕРНИИ, СИБИРИ И СРЕДНЕЙ АЗИИ ДЛЯ РАБОТ ПО УСТРОЙСТВУ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ В РАЙОНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ. Начало восстания населения Центральной Азии против Российской империи.

26 июня День Вооружённых сил Азербайджана

27 июня 1865 года штурм Ташкента.

Илья Казанцев «Описание киргиз-кайсаков», 1867 год.

«…Половина города была очищено, но к вечеру неприятель засел в ближайших к нашим войскам саклях и открыл огонь по цепи; баррикады скова появились на всех улицах и перекрестках; сопротивление делалось отчаянное и доходило до того, что один или два человека с айбалтами (род топоров на рукоятках» кидались на целую роту и умирали на штыках. Посланные по улицам небольшие отряды встречали отчаянное сопротивление; каждую саклю приходилась брать штыками, и только тогда  очищалась она, когда все засевшие в ней были переколоты. В особенности упорно было сопротивление на улице, ведущей от ворот на главный базар, которк. Очищал сначала артиллерии сотник Иванов, а потом поручик Макаров. Усилием войск улицы были очищены вторично, а выдвинутая артиллерия продолжала действовать всю ночь…».

27 июня 1754 года родился Салават Юлаев (башк. Салауат Юлай улы; 27 июня 1754 г. 8 октября 1800 г. ) — башкирский национальный герой, один из участников Крестьянской войны 1773—1775 гг., сподвижник Емельяна Пугачёва; поэт-импровизатор (сэсэн).

Салават Юлаев родился в 16 (27) июня 1754 (по другим данным в 1752 г.) в деревне Текеево Шайтан-Кудеевской волости Уфимской провинции Оренбургской губернии (ныне Салаватский район Башкортостана). Деревня Текеево до наших дней не сохранилась. В ходе подавления крестьянского восстания, её, как и многие другие деревни, население которых участвовало в восстании, сожгли карательные отряды императрицы Екатерины.

Салават Юлаев происходил из потомственных тархан рода Шайтан-Кудей, в каждом поколении которого были тарханы, муллы, абызы, батыры, возглавлявшие башкирские восстания.

Когда Салават Юлаев в Бердской крепости предстал перед Пугачёвым, ему было 19 лет. С этого дня и до ареста, 25 ноября 1774 года(всего 1 год и 15 дней) он находился в центре событий Крестьянской войны.

Салават руководил многими ключевыми событиями этой войны. Сохранившиеся документы свидетельствуют о личном участии Салавата Юлаева в более чем двадцати сражениях. Он отличился тем, что взял Симский и Катавский заводы, осаждал Челябинскую крепость, участвовал в осаде Оренбурга, сжёг Красноуфимскую крепость. За год с небольшим Салават участвовал в 28 сражениях, 11 из них он провёл самостоятельно, остальные в составе Главного войска Емельяна Пугачёва. Не все 11 самостоятельных сражений с регулярными войсками завершались победой Салавата. Были и поражения, но, в отличие от других предводителей Крестьянской войны, Салават долго не допускал полного разгрома своего войска. Ему каждый раз удавалось сохранить основные силы войска, в кратчайший срок восстановить боевые порядки и снова участвовать в сражениях.

Салават Юлаев руководил восстанием в Башкортостане до ноября 1774 года. 18 января 1774 со своим отрядом присоединяется к отряду Канзафара Усаева, полковника армии Емельяна Пугачева, и они совместными усилиями штурмуют г. Кунгур. 3 июня 1774 года Пугачёв присваивает Канзафару Усаеву и Салавату Юлаеву чин бригадиров (генералов).

В конце марта — начале апреля 1774 года царским войскам удалось нанести серьёзное поражение основным повстанческим силам под Оренбургом, Уфой, Мензелинском, Кунгуром, Красноуфимском и Челябинском. После поражений, которые нанёс Михельсон, и пленения Пугачева, несмотря на неоднократные требования прекратить сопротивление и сдаться, Салават Юлаев продолжил восстание на территории Башкортостана.

В середине сентября 1774 года из Уфы к Елдякской крепости был направлен сводный отряд подполковника Рылеева. Рылеев дважды разгромил отряды Салавата Юлаева — в боях 18 сентября у деревни Тимошкиной и 22 сентября у деревни Норкиной.

25 ноября 1774 года команда поручика В. Лесковского из корпуса генерала Фреймана, подкрепленная конными отрядами мишарских старшин Муксина и Зямгура Абдусалямовых, настигла в горах Каратау Салавата Юлаева с группой оставшихся с ним соратников и после короткой стычки схватила их. В это же время Юлай Азналин принес повинную коллежскому советнику И. Л. Тимашеву и был взят под стражу.

Ещё до ареста, жёны и дети Салавата Юлаева были схвачены и привезены в Уфу в качестве заложников. Одна жена с сыном находилась под караулом у городского коменданта полковника С. С. Мясоедова. Второго сына взял генерал Ф. Ю. Фрейман. Салават Юлаев протестовал против незаконного ареста семьи: «Такого ж указа, чтоб от лишенных жизни семейства отбирать, действительно нет». В связи с этим он просил родственников и друзей обратиться с ходатайством об освобождении жен и детей в губернскую канцелярию, а если и это не поможет, то и в Сенат, «чтоб государевые рабы у подчиненных во услужении не были».

На допросах Салават не выдал никого из своих товарищей, ни на кого не наговаривал. После длительного следствия в Уфе, Казани, Москве, Оренбурге и снова в Уфе по приговору от 15 июля 1775 года Салават Юлаев вместе с отцом Юлаем Азналиным был подвергнут наказанию кнутом и клеймению, как «тягчайшим государственным преступникам».

Последнее документальное упоминание о Салавате Юлаеве датируется 1800 годом. До этого времени он пробыл в неволе двадцать пять лет: «В Эстляндское губернское правление от находящегося при Балтийской инвалидной команды майора Дитмара. Находящиеся в моем ведении каторжные невольники 12-ти человек, которые и состоят благополучно. Против прежде поданной таковой же ведомости убыло: Сего месяца 26-го числа помре каторжный неволник Салават Юлаев, о чём сим донесть честь имею». Салават Юлаев умер 26 сентября 1800 года.

28 июня 1659 года победа объединенного войска украинских козаков и крымских татар над армией московского царя в Конотопской битве.

ПАТРИК ГОРДОН «ДНЕВНИК»,1678 год

«…Я уехал оттуда и ночевал в Конотопе. Сей город славен и знаменит по скорбным песням русских о гибели там их конницы в год Господень. В то время русские осадили его с многочисленным войском и весьма утесняли посредством апрошей, мин, метания гранат и постоянной стрельбы из пушек, Казаки, кои во главе с Выговским подняли тогда мятеж против царя, призвав татарского хана и сойдясь с ним, подступили на помощь [Конотопу]. Выслав сперва небольшой отряд, они подняли тревогу, причем князь Семен Пожарский — горячая голова — выступил с прочими и с лучшей кавалерией и преследовал татар через гать или болото. Хан, незаметно стоявший с войском в долине, вдруг вырвался оттуда тремя огромными, как тучи, массами и, будучи слишком проворен для русских, окружил и одолел их, так что спаслись немногие. Тут погибли несколько полковников со своими региментами, среди коих полковник Джонстон — храбрец и добрый воин, много русских дворян с генералом Пожарским и еще одним воеводой. В ту же ночь русские в великом смятении покинули свои траншеи и выступили прочь, но едва успели построить армию в обычный походный порядок на случай угрозы, когда с рассветом татары, казаки и поляки под командой Выговского изготовились на них ударить. Русские, однако, отошли в хорошем порядке, прикрытые вагенбургом и орудиями, так что татары не смогли взломать их строй. После многих летучих схваток и опасностей, как было оглашено тогда и впоследствии, [русские] за два дня отступили к реке Сейм близ Путивля…».

Согласно российским архивным данным, «Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов, мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4769 человек».

29 июня 1554 года – взятие Астрахани войсками Ивана Грозного.

ИСААК МАССА «КРАТКОЕ ИЗВЕСТИЕ О НАЧАЛЕ И ПРОИСХОЖДЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ ВОЙН И СМУТ В МОСКОВИИ, СЛУЧИВШИХСЯ ДО 1610 ГОДА ЗА КОРОТКОЕ ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ», XVII век

«…Астрахань, прежде называвшаяся Мотроганью (Motrogan), была независимой татарской провинцией, избирала себе царя по своему желанию и постоянно владела многими землями и странами как по течению реки Волги, так и по берегам Каспийского моря, и всегда была большим и людным торговым городом, куда стекалось для торговли множество купцов из Персии, Аравии, Индии, Армении, Шемахи (Siamachi) и Турции, привозивших из Армении — жемчуг, бирюзу и дорогие кожи, из Шемахи, Персии и Турции — парчу, дорогие ковры, различные шелка и драгоценности, из Аравии — много пряностей, от московитов в свою очередь они получали кожи, сукна, шерстяные материи, бумагу, другие подобные сырые товары, а также икру (ycara), которую помногу скупали турки и отправляли в Константинополь; это икра, добываемая из осетров, которых невероятно много налавливают в Волге, каковая икра весьма нравится туркам, равно как в настоящее время итальянцам. Вообще это был значительный город, который был обязан платить дань Московиту, как и покойному великому князю Василию Ивановичу, в остальном они были свободны от всех повинностей и могли делать, что хотели…

… [1553 Астраханцы просят о пощаде] Услышав о взятии и покорении Казани и каждодневно замечая, что сила московитов весьма возросла, а также видя жестокое правление великого князя, астраханцы весьма опасались, что за частые смуты когда-нибудь могут вознаградить также и их. Поэтому решились они заблаговременно помириться с великим князем и отправили в Москву великолепное посольство с дорогими подарками царю и великому князю и просили о милости не вспоминать о том, что они. совершили по необдуманности, но предать это забвению, обещая впредь не только не делать ничего неправого и предосудительного, но во всякое время вести себя так, как надлежит верноподданным.

Их царь Абдыл-Рахман (Abdilrogman) от своего имени также отправил посольство Московиту с тем же, о чем было сказано выше. Когда послы вручили прошение и изустно изложили свое пожелание, им оказали милость и дали много подарков, а сверх того роскошно угостили, и они получили дружеские письма к своему помянутому королю и к народу…

… [Смерть царя Астраханского] Меж тем царь Абдыл-Рахман скончался в Астрахани, и на его место избрали Ямгурчея (Imgoeretz) из Морзии, страны, лежащей у Каспийского моря.

Узнав о том, великий князь Иван Васильевич послал туда ученого мужа, по имени Севастиана, родом из Валахии, с подарками Ямгурчею и чтобы утвердить его в царском достоинстве.

С прибывшим туда помянутым послом обошлись весьма дурно, даже хуже, нежели с посланцами царя Давида, отправленными к Аннону, царю аммонитов, а сверх того с насмешками выгнали из Астрахани.

[Гнев [царя] Ивана на Астрахань] Услышав о том, Иван Васильевич сильно разгневался и поклялся: прежде, чем наступит зима, до основания уничтожить Астрахань, и никому не хотел больше оказывать милости и поклялся всех истребить мечом; тотчас призвав к себе жестокого героя (tirannige helt) и безжалостного воина, который долгое время был атаманом многих казаков в великой степи и прозывался Дербыш (Derbuys), ему-то и повелел царь приготовить все к нападению на Астрахань, каковое поручение Дербыш выполнил с усердием и, поспешно собрав сильное войско, выступил с ним в поход и отправился вниз по течению Волги; за ним следовали почти все пятигорские (Petigorse) казаки и сверх того несметное множество народу из всех городов, лежащих по Волге.

Когда он подступил к Астрахани, к нему перешло много ногайцев и морзов, которые были заклятыми врагами астраханцев, ибо постоянно сносили от них много притеснении; и с этим войском он немедленно обложил Астрахань со всех сторон, ничего от них не требуя и не вступая ни в какие переговоры, и хотя Астрахань была весьма укреплена самой природой, многолюдна и снабжена оружием, несколько дней спустя ее взяли приступом, и все мужчины и женщины были истреблены мечом, также и дети, и случилось это завоевание третьего июля по старому стилю, в 1554 году; и так была она без всякой пощады разрушена до основания.

[Московиты завоевывают Астрахань] При взятии Астрахани царь их Ямгурчей бежал с небольшим обозом и направился к Тюмени (Tumen), но за ним тотчас снарядили погоню, однако захватили только часть поклажи и всех его жен и наложниц, ему же самому удалось спастись…».

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи