Народное Движение Узбекистана

Сколько человек могут свергнуть конституционный строй?

Сколько человек могут свергнуть конституционный строй?
31 Mart 2018 - 19:01 - Просмотрено 1013 раз.

СКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК МОГУТ СВЕРГНУТЬ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СТРОЙ?

Трое человек из четырёх, арестованных по “Делу Бобомурада Абдуллы-Усмана Хакназара” были опрошены и закончили давать показания.  Это – журналист Бобомурад Абдулла, предприниматель Равшан Салаев и ресторатор Шавкат Аллаяров.

Процесс дачи показаний Бобомурадом Абдуллаевым был настолько масштабным и многогранным, что едва вместился в материалы трёх заседаний, тогда как для показаний двух остальных обвиняемых оказалось достаточным и одно заседание.

Это показатель не только личностной или социальной характеристики обвиняемых, но и уровня их интеллекта в целом.

Судите сами, та же самая публика из 60 человек, что на протяжении трёх дней затаив дыхание и с восхищением слушала Бобомурада, начала нервничать и показывать своё отвращение, когда настал черёд говорить Равшану Салаеву.

Эта публика, как бы зная о невозможности появления на судебной сцене ещё одного подсудимого уровня Бобомурада, всё же надеялась, что выступавший после него поддержит заданную Бобомурадом планку. Люди не хотели расставаться с чувством духовного и интеллектуального удовлетворения, полученным на предыдущих трёх заседаниях.

Увы, их ожидания не оправдались.

Равшан Салаев, дававший показания после Бобомурада, сыграл свою роль антигероя, роль лживого хвастуна и сводника. Весь смысл его выступления состоял в безнравственных и неприличных нападках на Боба без малейших аргументов и доказательств.

Одно за другим его слова противоречили друг другу. Его скоморошьи выходки, паясничанья, верноподданнические кривлянья не могли вызвать у присутствующих ничто, кроме брезгливости.  А когда Равшан во всеуслышание заявил о том, что якобы Бобомурад был “неравнодушен” к его младшей дочери, зал своё презрение выразил протяжным и дружным “уффф”.

Своим низменным характером этот тип как бы представлял из себя маленькую модель поверженного и заключённого в тюрьму каримовского режима.

Его спросили о “Жатве”.

Он отвечает: “Жатва началась в 2006 году, Мухаммад Салих намеревался вторгнуться в Узбекистан через Таджикистан и Кыргызстан”.

Зал рассмеялся.

Потом был задан вопрос: “Когда Вы впервые услышали о плане “Жатва”?”

Не моргнув глазом Равшан Салаев отвечает: я впервые о “Жатве” услышал… в следственном изоляторе СНБ!!!”.

Этим парадоксальным ответом он в буквальном смысле зал поверг в ступор!

Однако…даже это человеческое отродье, не отягощённое ни умом, ни культурой, ни совестью, не взяло на себя вину по статье 159/4 Уголовного Кодекса Республики Узбекистан – в покушении на конституционный строй, представляете!?

Воистину неисповедимы перипетии человеческого рассудка.

Выступавший после Равшана Салаева скромный, даже стеснительный, и простой ресторатор Шавкат Аллаяров также не взял на себя вину о свержения конституционного строя любимой страны.

А Бобомурад Абдуллаев ещё первым отверг этот сумасбродное обвинение.

Значит из этой четвёрки обвиняемых остаётся один Хаётхон Насриддинов признавший себя “полностью виновным” ещё на первом заседании.

Если в понедельник, 2 апреля Насриддинов не откажется от своего признания, то было бы интересно послушать его о том, как возможно в одиночку свергнуть конституционный режим.

А если Хаятхан не сможет показать, как он будет в одиночку свергать конституционный строй, то не следует унывать. Если не получилось на этот раз, то получится в следующий.

Свергать одному “конституционный строй”.

Мухаммад Салих

(перевод с узбекского)

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи