Народное Движение Узбекистана

Подозрение

Подозрение
22 Şubat 2019 - 7:00 - Просмотрено 997 раз.

МУХАММАД БЕКЖАН

ПО ТУ СТОРОНУ СТРАХА
I

(перевод с узбекского)
Стамбул  2018

(35)

ПОДОЗРЕНИЕ

14 мая я попрощался с Ниной. Эта наша встреча оставила у обоих неприятный осадок из-за резни в Андижане, устроенной кровожадным диктатором Исламом Каримовым.

Спустя месяц после этого события начальник зоны подполковник Бахтияр Азизов вызвал меня в свой кабинет.

Азизов:

– Завтра мы отправляем вас в Сангород. Вас вызывают туда “сверху”. Вы, наверное, знаете причину?

– Нет, не знаю, а какая причина? – спросил я у начальника.

Азизов:

– Кажется, они хотят узнать, контактировали ли вы или нет с акрамистами. Говорят, что Акрам Юлдашев, находясь в Сангороде, через сотовый телефон руководил восстанием в Андижане. У вас есть мобильный телефон? Если есть, то оставьте его здесь. Вообще не разговаривайте с тамошними. Нельзя узнать, что у них на уме…

15 июня 2005 года. В этот день меня этапировали в Сангород. Зная о причине, я всё равно решил поинтересоваться у начальника спецчасти:

– Товарищ начальник, я никому не жаловался, что болен. Почему вы отправляете меня в Сангород?

Начальник спецчасти:

– Как почему? Наверное, вы должны пройти обследование, поэтому и позвали. Откуда мне знать, почему вас позвали?..

16 июня мы прибыли в Сангород. Всех, кто прибыл этапом из Кагана, отвели в изолятор, чтобы провести через шмон, а меня прямиком повели в 3-е отделение, где лечение проходил Акрам Юлдашев, и поместили в одну из палат в этом корпусе.

Вечером того дня я вышел во двор сектора и около часа в одиночку прогулялся, присел на одну из безлюдных скамеек.

Сначала ко мне подошёл парень, ознакомивший себя моим земляком, то есть, хорезмским. Этот “земляк” еще не успел открыть рот, все стало ясно, что он – козёл. Я сказал “земляку”, что очень устал и нет никакого желания разговаривать о всяких пустяках. “Земляк” ушёл восвояси.

На следующий день после утренней проверки, ко мне в барак подошёл, как он представил себя, “оппозиционер” больше похожий на вора-карманника. Он прилюдно начал яростно оскорблять Ислама Каримова, в то же время, оправдывать Акрама Юлдаша. Я сказал “оппозиционеру”, что мне не интересно слышать ни о Каримове, ни о Акрама Юлдашеве. Новоявленному “оппозиционеру” пришлось покинуть барак-палату в рассерженном состоянии.

В этот же день, вечером, когда я отдыхал во дворе на скамейке, ко мне подошёл молодой парень, поздоровавшись и представившись уроженцем Андижана, присел рядом со мной. Он, оказывается, знал, что я из Хорезма.

– Как у вас, в Хорезме? – спросил он.

– Ты откуда знаешь, что я хорезмский?

– Не только я, все знают о вас, амаки![1] – ответил парень из Андижана.

Затем он долго говорил о причине своего заключения в тюрьму, о том, кто его посадил, как он был задержан, о вреде анаши, героина и других наркотических средств, а также о том, что воровство, разврат и проституция запрещены в шариате. Когда я встал с места, устав ждать, когда он перейдёт к “основной цели”, он задал мне долгожданный вопрос:

– Амаки, вы знакомы Акрам ака Юлдашевым?

Я снова присел на скамейку и подумал про себя о том, что “сейчас этот парень начнёт собирать информацию для своих хозяев”, поэтому прикинувшись неосведомлённым, спросил у него:

– А кто такой Акрам ака? Он тоже из Хорезма?

– Да нет, амаки! Вы слышали про акрамистов? Этот человек является их лидером. Акрам Юлдашев. Я говорю о человеке, который, по данным властей, организовал восстание в Андижане…

– А разве восстание в Андижане устроил Акрам Юлдашев? Ну, тогда его, наверное, уже арестовали? Или может быть расстреляли?

– Э, амаки, о чём вы говорите? Акрам ака находится здесь, сейчас он в изоляторе!

– Да, ты что! А что он здесь делает? Прямо из Андижана его привезли сюда? Почему в Таштюрьму не повели? И ещё без суда, без следствия в Сангород?..

– Амаки, сначала дослушайте меня: Акрам-ака, как и вы, с 1999 года сидит в тюрьме. Вот уже два года, как он здесь. С тех пор он лечится в Сангороде. До заключения в тюрьму он был крупным предпринимателем в Андижане. При его помощи очень многие предприниматели “встали на ноги”, он создал много рабочие места для андижанцев. А это не понравилось властям, и они под разными предлогами начали сажать предпринимателей.

Вначале родственники тех предпринимателей, которые были несправедливо осуждены, начинает собираться перед зданием хакимията, требуя от властей освобождения своих близких. Но на эти малочисленные пикеты власть держащие не реагирует.

День ото дня возле здания администрации начали собираться всё больше и больше людей. Через несколько дней число митингующих дорастёт  до десятки тысяч, и они занимают всю территорию площади Бубура, находящийся перед зданием городского хакимията Андижана и начинают требовать, чтобы Каримов приехал в Андижан.

– Ты говоришь, что количество собравшихся людей росло день ото дня. А сколько вообще дней длился этот митинг?

– Говорят, что митинг начался то ли 9-го, то ли 10-го мая. Вначале возле здания администрации пикет с плакатами устроили только родственники осуждённых предпринимателей. Потом день ото дня начало расти количество их сторонников. А затем власти устроили “спектакль” в тюрьме Андижана.

– Какой спектакль? – спрашиваю я у молодого человека.

– Каримов приказал своим генералам любым путём “успокоить” митингующих. После этого приказа, генералы, посоветовавшись друг с другом, решили истребить участников митинга под предлогом того, что “террористы захватили тюрьму в Андижане”.

В результате, всё так и случилось. Многие освобождённые из андижанской тюрьмы подыграли своим “освободителям”. “Освободители” раздали им автоматы с холостыми патронами.

– Получается, что “спасательную операцию” в тюрьме в Андижане устроили люди Каримова?

– Именно. Я на сто процентов уверен в том, что это организовали люди Каримова. Потому что, однажды, не помню точную дату, Каримов лично говорил, что “я буду пожертвовать миллионы жизней ради спокойствия двух миллиона людей”.

Естественно, что тогда Каримов имел в виду спокойствие не тех миллионов людей, а думал только и только о своём спокойствии.

– Кажется, ты и сам участвовал на том митинге, судя потому, как рассказываешь о деталях тех событий?

– Амаки, я давно знаком с Акрамом ака. Он мне много чего рассказывал о Каримове, о его родственниках и министрах. Даже если бы он не сказал мне об этом, у меня и у самого хватает ума понять, каким мерзким, низким и омерзительным человеком является этот Каримов. Сами посудите, убив тысячу невинных людей, сейчас они хотят взвалить всю вину на безвинного человека, который сидит в тюрьме. На самом деле, Акрам ака не имел никакого отношения к этим митингам.

– По слухам, Акрам Юлдашев через мобильный телефон руководил восстанием. Как думаешь, у Акрама действительно был мобильный телефон? – спросил я у парня из Андижана.

– У Акрама ака действительно был мобильный телефон. Никто не отрицает этого. Но сами подумайте, разве возможно такое, чтобы человек, находясь в тюрьме, мог руководить по мобильному телефону собранием из десяти человек, не говоря уже о многотысячном митинге? Акрам ака не отрицает, что разговаривал по телефону с организаторами митинга. Он открыто сказал им, чтобы они решали все свои проблемы мирным путём. Советовал, чтобы они не связывались с напавшими людьми на тюрьму, и не брали в руки оружие…

– Откуда тебе известно об этих словах Акрама? – спросил я у андижанца.

– Амаки, извините, но я не могу рассказать вам об этом, поймите меня правильно…

– Хорошо, я понял тебя. Но, если ты не веришь мне, то почему тогда раскрываешь все свои тайны человеку, которому не доверяешь?

– Простите, амаки, оказывается, в таком месте все начинают с подозрением относятся друг к другу. Мы уже привыкли к этому. Если ПОДОЗРЕНИЕ хоть раз прицепится к твоему разуму, то уже сложно будет избавиться от него. Пусть Аллах простит нас!

– Да, к сожалению, всё именно так, как ты говоришь. Можно сказать, что узбеки почти погрязли в рутину ПОДОЗРЕНИЙ. И “погрузились” они в эту рутину благодаря политике, которую ведёт Ислам Каримов. Сказать честно, у меня тоже были подозрения относительно тебя. Поэтому не хотел знакомиться с тобой поближе. А теперь, если ты не против, давай познакомимся поближе. Ты сказал, что знаешь меня. Теперь твоя очередь.

Так мы и познакомились с парнем из Андижана. По просьбе этого парня мы договорились, что я никому не раскрою его имя.

Во время нашей беседы он добавил, что, если мне когда-нибудь посчастливится выйти на свободу и написать книгу, то он будет гордиться, если прочитает в ней о “парне из Андижана”…

Я больше не виделся с парнем из Андижана, потому что через три дня меня этапировали обратно в Каганскую зону. Причиной этому стало то, что я “нечаянно” наступил на брошенные операми “уши”.

Что касается парня из Андижана, то до сегодняшнего дня я исполнял его просьбу, дай бог, так будет и дальше.

Привет тебе, мой андижанский братишка!

 

«ВОЕННЫЕ УЧЕНИЯ»

19.06.2005 года мы прибыли в Каганскую колонию. Зековоз остановился за пределами зоны. Обычно, зековоз с этапниками заезжал внутрь колонии. Причину мы узнали, когда вышли из машины.

В тридцати метрах от входа в колонию были выставлены бетонные блоки длиной два, в высоту полметра. На крыше двухэтажного здания наружного штаба колонии расхаживали вооружённые автоматами три – четыре солдата.

Мы зашли на территорию зоны. Начальник ДПНК, остановив меня возле дверей изолятора, попросил остаться. Затем поручил одному из войсковых проводить меня к начальнику зоны:

– Отведи Бегжанова к начальнику, он ждёт его, – сказал начальник ДПНК.

Я зашёл в кабинет начальника и поздоровался с ним.

Азизов:

– Как у вас, все нормально? Проблем не было?

– Нет, кажется, всё нормально, – ответил я.

– Никто из офицеров не интересовался вами?

– Нет, “козлы” попытались “познакомиться” со мной, но я не позволил им “знакомиться”. Мне кажется, я очень разочаровал тамошних офицеров и они не добившись желаемого результата, быстренько отправили меня обратно.

– Скоро из Ташкента приедет комиссия по режиму. Поменяйте свои туфли на читозы. На проверку вы должны выйти полностью в тюремной одежде. Все гражданские одежды спрячьте.

После встречи с начальником я пришёл в барак и первым делом столкнулся с барыгой[2] нашего барака Абдурахимом. Поздоровавшись с ним, я спросил:

– Абдурахим ака, на крыше наружного штаба появились вооружённые солдаты, что случилось?

– Да, это так, солдаты появились, возле ворот выставили бетонные блоки, здесь прошли военные учения. Короче, вот уже 4-5 дней, как на зоне нет никакого спокойствия.

– Говорите “военные учения”? А когда прошли учения?

– Вчера. Они прошли за пределами колонии. Спектакль! Разве это можно назвать учениями? Они были похожи на детскую игру “войнушки”, в которые мы играли в детстве. Вон с того места (показывает рукой на открытую площадь за пределами зоны) к стоящей на углу вышке начали наступать около 10-15 боевиков и стрелять в солдата. В ответ солдат, стоявший на вышке, открыл огонь по боевикам. Короче, этот солдат на вышке за шесть секунд истребил всех “боевиков”. Одним словом, мультфильм.

– Абдурахим ака, ну конечно эти военные учения будут “мультфильмом”, если проводятся впервые. Зачем вам портить нервы из-за этого?

– Ну как же так, десять боевиков безостановочно стреляют в одного простого узбекского солдата, но при этом ни одна пуля не попадает в солдата?! Вдобавок к этому, солдатик, который падает на землю, когда мимо его уха пролетает муха, не боясь, в одиночку выступает против стольких боевиков! Кто же поверит в такую сказку?!..

***

Одним словом, после резни в Андижане в мае 2005 года подобные спектакли начали устраивать не только в тюрьмах, но и во всех городах Узбекистана. То есть, Ислам Каримов под предлогом борьбы с терроризмом начал непрерывно сеять страх в сердцах узбекского народа.

В 2008 году, когда я находился в Касанской колонии (УЯ 64/51), слышал от достоверного источника о том, что подобные громкие учения против терроризма проводились и на одной из центральных улиц Ташкента…

В Каганской колонии до 2006 года подобные учения проводились ещё 5-6 раз. Солдаты и снайперы на протяжении полугода жили на крыше наружного штаба в ожидании “террористов”. Но потом, так и не дождавшись террористов, солдатам, загоревшим до оттенка угля от солнца и горячего ветра, дали “отбой”.

Предполагаю, что солдаты, дежурившие день и ночь в течение шести месяцев на крышах штабов во всех зонах, ожидая появления несуществующих террористов, в конце концов поняли, что основным террористом является сам Ислам Каримов.

[1]              Барыга (барыга) – заключённый, который занимается покупкой/продажей товаров у других осуждённых на зоне. В чёрных зонах братва создаёт все условия для барыг. В частности, барыги могут в неограниченном количестве покупать товар в тюремных магазинах и продавать его другим заключённым. Кроме того, барыги в колониях могут за дешёвку покупать вещи, полученные во время свидания, и продают их дороже, тем самым, внося  доход в братвинский общак.

[2]              «Амаки» в переводе на русский – «дядя».

(Продолжение следует)

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи