Народное Движение Узбекистана

«Чёрный плащ»

«Чёрный плащ»
23 Şubat 2019 - 7:00 - Просмотрено 970 раз.

МУХАММАД БЕКЖАН

ПО ТУ СТОРОНУ СТРАХА
I

(перевод с узбекского)
Стамбул  2018

(36)

 

«ЧЁРНЫЙ ПЛАЩ»

После Андижанских событий в 2005 году из ГУИНа в каждую колонию начали отправлять по одному ответственному офицеру.

В нашу 62-ю зону приехал майор, одетый в чёрный плащ. В первый же день своего прибытия он начал творить свои чёрные делишки.

В первую очередь, он собрал всех заключённых на плацу.

В каганской зоне было около 500-600 заключённых. Первым делом он сам лично принялся проверять обувь заключённых, на месте составил список заключённых, у которых на ногах были вольнячие[1] туфли или ботинки, а затем собрал их в одном месте, разделив на отдельные группы. Разделив всех на группы, заключённых, которые были в вольнячих туфлях или ботинках (около 200 человек), погнали на площадку на территории изолятора и построили в три ряда.

В их ряду был и я: на ногах у меня модные туфли, привезённые младшим братом Жуманазаром.

Приехавший из ГУИНа человек в чёрном плаще, усевшись за стул возле двери при выходе из изолятора, по отдельности проверял выстроившихся в ряд заключённых. Если заключённый не был осуждён по 159-й статье, то он приказывал военному: “Дай ему два раза дубинкой по пяткам!”, затем заставлял следующего заключённого снять обувь и выкинуть её в лежащую рядом с ним кучу, а потом начинал допрос.

Когда к человеку в чёрном плаще подходил заключённый, осуждённый по 159-й статье, он приказывал войсковому: “Дай этому по пяткам 10 ударов, а тому – 15!”

Душераздирающие крики заключённых, получавших удары по пяткам, словно клин вонзались в мою голову, и это невидимое чувство доставляло мне физическую муку.

Я вспомнил те мучения, который мне пришлось перенести в подвале МВД и колонии “Жаслык”. Тогда я спрашивал себя: “Как же мне удалось стерпеть те муки?”

С приближением моей очереди, мною постепенно начал овладевать страх.  Начала сильно побаливать пятка на правой ноге…

– Фамилия?! – орёт “чёрный плащ”.

– Бегжанов Мухаммад, 1954 года рождения…

– Статья?!

– 158, 159, 216, 242…

– Какое течение?..

– Партия “ЭРК”, – отвечаю я.

– Какая, какая? Партия говоришь? Ты сказал, Компартия? – переспрашивает тип в чёрном плаще.

Боль на ногах мгновенно прекратилась, не осталось и следа от страха, который всего лишь две минуты назад овладевал меня всем существом. Напротив, место страха занял гнев.

– Гражданин начальник, у вас что, проблемы со слухом? – спросил я со злостью.

“Чёрный плащ”, внимательно осмотрев меня с ног до головы, встал с места и подошёл ко мне. Он сжал кулак, постоял, смотря мне в глаза, но ничего не сказав, сел обратно на своё место, и продолжил допрос:

– Так, из какой партии ты сказал?

– Я сказал из партии “ЭРК!”, – ответил я.

– Когда ты был осуждён?

– В марте 1999 года.

Стоявшие передо мной заключённые, за 2-3 минуты получив своё, покидают площадку, а я продолжаю отвечать на вопросы человека в чёрном плаще.

– Ты участвовал во взрывах в Ташкенте, ведь так?

– Нет, я не участвовал ни в каких взрывах. Меня привезли из Украины.

– Получается, что устроив взрывы, ты бежал в Украину? – спросил меня «чёрный плащ».

– Если меня не было в Ташкенте, то, как я мог устроить взрывы? Я покинул Узбекистан в конце 1993 года.

– Значит, ты отдавал приказы, находясь в Украине, так же, как и тот Акрам Юлдашев. Ты знаешь его?

– Не знаю я никакого Акрама, – ответил я “чёрному плащу”.

– Как же ты не знаешь его? Разве можешь не знать своего единомышленника?

– Я не являюсь ничьим единомышленником.

– Ты не тяни разговор! Ты его единомышленник, ты знаешь его, ты понял?! – орёт “чёрный плащ” и приказывает военному:

– Этому (показывая на меня) дай двадцать дубинок, туфли у него классные. Бей по его пяткам так сильно, чтобы он отныне не смог надевать такие красивые туфли!

Войсковой, посмотрев на мента в чёрном плаще, недовольно покачивает головой в знак протеста против его жестокости в отношении заключённым.

– Брось сюда свой “самосвал” (имея в виду мои туфли), шевелись быстрее! –  орёт на меня “чёрный плащ”.

Я босиком подхожу к военному сержанту. В это время гуиновский “шапокляк” начинает допрашивать заключённого, подошедшего к нему после меня. Воспользовавшись этим, войсковой шепчет мне: “Хотя бы для вида несколько раз крикните “вай-вай”. От его слов мне стало смешно.

Войсковой вошёл в роль и прокричал мне: “Садись! Ровно постав ноги!” Сержант 20 раз “ударил” по моим пяткам. Когда я поднялся на ноги, чтобы уйти, войсковой снова прошептал: “Хромайте”.

Услышав слова войскового, я, еле сдерживая смех, дошёл до двери изолятора, выйдя наружи, расхохотался.

Когда я возвращался в барак босиком, встретил двух военных. Один из них рассмеявшись, спросил:

 – Бегжанов, почему вы не хромаете? Наверное, гуиновец зауважал ваш возрасть, да?

– Они не уважают своих родителей, думаешь, чужого человека уважают, что ли? Ошибаешься, сержант…

Мне пришлось целых два дня ходить в читозах.

После отъезда гостя из ГУИНа, я пошёл в режимную часть и, покопавшись в куче обуви заключённых, нашёл свои любимые туфли.

 После отъезда гуинского мента, за ним закрепилось поганяло “чёрный плащ”.

Почему это “чёрный плащ”?

Потому что никто из заключённых не успел узнать его имени. Не только заключённые, но даже и многие милиционеры не знали его по имени. Поэтому и назвали его “чёрным плащом”.

После того, как “чёрный плащ” стал раз в месяц навещать Каганскую колонию, его поганяло стало ещё больше популярным среди заключённых и сотрудников колонии.

Даже среди офицеров вошло в привычку называть его “чёрным пдащём”.

По слухам, которые ходят по зоне,  “чёрный плащ” является “левой рукой” самого Закира Алматова, который приносил “шапку вместе с головой”. По этой причине лично сам министр дал добро, навести порядок не только в колониях Бухарской области, но и в колониях соседней Навоийской области.

Хотя, Аллаху виднее.

ЭТАП В КАСАНСКУЮ КОЛОНИЮ

В начале 2006 года в 62-й зоне распространились слухи, что “половину заключённых из тюрьмы в Караулбазаре переведут в Каганскую зону, поэтому заключённых нашей зоны будут этапировать в другие колонии. Заключённых с открытой формой туберкулёза отправят в 36-ю зону в Навои, а сердечников – этапируют в Чирчикскую колонию. Остальных осуждённих распределят по другим колониям Узбекистана”, говоривали опытные зеки.

В начале апреля эти слухи начали подтверждаться. Всем заключённым в нашей зоне начали делать рентген. Результаты рентгена и номера колоний, в которые будут этапированы заключённые нашей зоны, стали известны в конце месяца. Первый этап состоялся в начале мая месяца. В середине месяца этапировали вторую группу заключённых.

23 мая 2006 года. Каган. Возле ворот зоны сотрудники спецчасти подготовили к очередному этапу заключённых.

Три месяца назад в Каганской колонии сменился начальник спецчасти, на его место был назначен “прикреплённый ко мне опер” Акрам.

Увидев меня среди этапируемых, Акрам подошёл ко мне, и спросил:

– Бегжанов, вам известно, в какую зону вас отправляют?

– В какую зону? – спросил я.

– Скажите мне своё предположение, как вы думаете, в какую зону вас отправляют?

– Наверное, в одну из зон в Ташкенте. Вот вам моё предположение, – ответил я.

– Ого, какой у вас аппетит хороший, Бегжанов!..

– Ладно уж, не хотите сказать – не говорите, мне не обязательно знать, в какую зону я еду. Узнаю, когда приеду, – сказал я Акраму.

– Вас отправим в 51-ю зону, Бегжанов!

– А где находится 51-я зона? – спросил я.

Несколько зеков, сидевших в строю, ответили вместо Акрама, что 51-я зона находится в городе Касане.

– Я слышал, что зона в Касане самая наихудшая в Узбекистане, какое же почтение вы мне оказали, спасибо Акрамбай! – сказал я.

– В данный момент Касанская зона считается самой хорошей, Бегжанов! Если не верите мне, то спросите у этих заключённых, они больше знают, чем я, – сказал Акрам.

Слова Акрама подтвердил один из заключённых, сидевший в заднем ряду.

– Акрам ака говорит правду. Раньше Касанская колония действительно считалась очень плохим. Но сейчас она считается даже очень хорошей зоной, – сказал заключённый.

– Бегжанов, вы ещё скажете нам спасибо, когда приедете туда, – сказал мне Акрам.

– В таком случае, я сейчас скажу вам спасибо. Спасибо работникам спецчасти УЯ 64/62!.

Начальник спецчасти старший лейтенант Акрам улыбнулся …

Утром 24 мая 2006 года мы прибыли в Таштюрьму.

26 мая того же года мы сели на поезд и 27 мая прибыли в Касанскую зону…

[1]              Все вещи и все продуктовые товары, заносимые на территорию зоны извне, являются вольнячими.

(Продолжение следует)

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи