Народное Движение Узбекистана

САЛАВАТ УМРЗАКОВ: ИСТОРИЯ УЗБЕКСКОЙ ОППОЗИЦИИ

САЛАВАТ УМРЗАКОВ: ИСТОРИЯ УЗБЕКСКОЙ ОППОЗИЦИИ
27 Haziran 2020 - 11:16 - Просмотрено 326 раз.

(часть первая)

Дадахан Хасанов, ваше выступление по интернету показало, что вы один из провокаторов, который принял участие в развале народного движения “Бирлик”.

Я никогда не читал ваши статьи о политических преобразованиях в Республике. Поттому что их небыло. Вы только пели песни на свадьбах и зарабатывали себе на жизнь.

Да мне известно, что вы предложили литераторам собраться у вас дома, вы имели такую возможность. Это единственная правда в вашей болтовне об истории оппозиции.

Вы думаете, что КГБ СССР не работали тогда на опережение? ..

Вы глубоко ошибаетесь, что тогда в “Бирлике” были одни патриоты Родины.

А теперь используя вашу старость СГБ начали новую атаку против оппозиции и непосредственно признанного лидера мировым сообществом М.Салиха с помощью таких как вы провокаторов.

Вы с “умным видом” и “достоинством” выступаете перед молодым поколением, которое начинает вступать в политическую борьбу за преобразование Республики в демократическое общество.

Вот я вам предоставляю всю правду о прошедших политических событиях на заре развала СССР из моей книги “Правильный путь”.

Читатели интернета должны сами понять и осознать, что коррупционеры – коммунисты ещё находятся во власти и они никогда не отдадут свою власть демократическим путём, а будут передавать её по наследству своему поколению.

Не надо верить тем людям, кто критикует оппозиционеров, а особенно тем, кто не показывает себя лично и скрывает своё имя.

Будьте бдительны, знайте кому выгодно жить в авторитарном государстве.

«Во имя народа, на благо народа»:
За всю эпоху Советской власти мы много видели вождей народа, облечённых «прислугами», имевших в руках аппарат насилия и террора. В такой период времени нельзя и просто невозможно развивать демократию и гласность. Все прекрасно понимают, что власть в одних руках рано или поздно приведёт к развалу общества и самоуничтожению. Борьба за власть, за самоутверждение невольно застилает глаза лидеру, свои личные проблемы становятся выше, чем народные. Вот почему, анализируя происходящее в народном движение «Бирлик», несмотря на такое громкое название, отсутствует единство в его рядах. В чём причина и кто виноват? Эти вопросы мучают всех, кто по доброй воле пришел служить интересам народа, а не руководителям «Бирлика». Одной из главных причин является слепая вера в лидера, его непогрешимость, правоту его идей и мыслей, без соблюдения демократических принципов управления. Принятие каких-либо решений от имени «Бирлика» без согласия Центрального Совета или Президиума является нарушением ст.5.14. Устава движения. Это было ярко выражено в отмене митинга назначенного на 10 сентября 1989г., а также самовольного объявления митинга на 15 октября этого же года со стороны Председателя народного движения А.Пулатова. Многие члены «Бирлика» и просто сочувствующие ждут каких-либо серьёзных изменений от митинга до митинга. Вся работа по выполнению основных задач и форм деятельности Устава не выполняется и отходит на задний план. Безусловно, митинг – это акция солидарности, предел всякому терпению, бюрократизму, проверка сплочённости народа в борьбе за его светлое будущее, но митинг несёт и большой риск, риск полного физического и морального разгрома. Кто даст гарантию, что на несанкционированном митинге не найдутся «провокаторы» народного движения, способные устроить кровавую бойню. Что будет потом с «Бирликом», кто поверит и снова пойдёт за ним на новые сражения? Нужно пустить крепкие корни в народе, спуститься к нему, организовать во всех учреждениях, махаллях, учебных заведениях народное движение. Мы «бирликовцы» ещё не научили народ пользоваться демократией, решать всякие проблемы путём голосования, письменными требованиями, а уже ведём на штурм милицейских кордонов неуправляемых людей, с боем сметаем солдатские ряды и достигаем заветной цели – площади Ленина. А что там? Одни разговоры, и никаких существенных предложений, даже нет возможности подписаться под каким-либо документом.

Наши горячие и страстные слова улетают в небо, наши продолжительные и бурные аплодисменты гаснут на этой площади и в сердце каждого, но лишь в душе остаётся одна пустота, ведь можно было составить любое требование народа и собрать огромное количество подписей. Необходимо приглашать на санкционированные митинги сотни тысяч людей, чтобы без всякого страха могли общаться друг с другом, открыто и честно говорить о всех проблемах. Неоднократно приходилось слышать от тех, кого приглашал на митинг: «Митинг, разрешенный или нет?». Я не виню тех людей, кто задавал эти вопросы, винить нужно тех, кто чинил насилие и террор над ними, уничтожал демократию и гласность, топтал веру в справедливость и благоразумие на протяжении 73 лет Советской власти. Вот поэтому народ нужно постепенно приучать к общественно-политической деятельности, а не бросать его на «захват» площадей. «Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт», эта пословица должна нам помогать в борьбе с командно-бюрократическим аппаратом, а не лезть напролом сломя голову. Руководители не имеют права рисковать, конфликтовать с Законом, Конституцией не ради себя, а ради всего народного движения «Бирлик». Смелость А.Пулатова вести народ на митинг – восхищает, но всё это до первой провокации, «Бирлик» рухнет как дерево, не имеющее мощных корней. Недаром большинство членов Президиума Центрального Совета высказались за недоверие и неправильную позицию Председателя «Бирлика», однако механизм демократии, за которую борется само движение, не сработал. А.Пулатов на предложение Президиума о снятии с него обязанностей Председателя отказался и предложил созвать Центральный Совет «Бирлика». Одна ошибка порождает другую, за одной бедой приходит другая. Мне очень ясно и понятно то, что совершенно ненужно было приглашать рядовых членов «Бирлика», а тем более активистов из клуба «Муназара». Вот эти люди и способствовали нагнетанию обстановки, умышленно выкрикивали реплики в защиту А.Пулатова. В зале мне пришлось встречаться с людьми, которые впервые находились в доме Союза Писателей, совершенно посторонних людей, причём агрессивно настроенных против М.Салиха. Таким образом, ожидая провокации на митинге, мы ощутили её внутри самого движения. Бесспорно и факт, что «Бирлик» дал трещину, но не раскололся, как считают наши противники. А.Пулатов и М.Салих – это не «Бирлик» и идти всему народному движению Узбекистана разделившись на две половины, просто не достойно и тем более носить звание «бирликовец». Да и какими мы можем быть членами «Бирлика», если в ст.4.5 сказано, что обязаны выполнять следующее: «в любых ситуациях защищать смысл целей и задач народного движения». Где она защита «Бирлика», почему рядовые члены ставшие в ряд с А.Пулатовым и М.Салихом не потребуют от них провести заседания Президиума Центрально Совета? Многие члены «Бирлика» сейчас не хотят приходить в Союз Писателей и брать какую-либо позицию. Неужели руководители «Бирлика» дожидаются полного развала, противопоставить народ друг другу из-за двух мнений. Как член Центрального Совета, я обращаюсь ко всем «бирликовцам» стоящим за двумя лидерами, потребовать от А.Пулатова и М.Салиха провести заседание Президиума и выбрать временно другого Председателя до 2-съезда.

Если А.Пулатов и М.Салих публично заявят своим членам «Бирлика» поддерживающие их позиции о не согласие с проведением такого заседания с целью сохранения народного движения, то они недостойны вообще, быть в его рядах, значит, будет ясно, что их личные интересы выше, чем народные. «Бирлик» – это единство, делить его нельзя, как нельзя разделить народ, его можно только уничтожить, а поэтому А.Пулатов и М.Салих во имя народа, на благо народа должны выполнить его волю.

..В январе и феврале 1991 года мы выпустили ещё два номера газеты «Муносабат», но тиражом всего лишь по 50 тысяч, причём распространять Союзпечать отказалась. Перед проведением референдума, мы срочно готовили следующий номер газеты, посвященный этому событию, долго обсуждали карикатуру на первой полосе и не могли прийти к общему мнению. В конце концов, я предложил нашему художнику нарисовать карту СССР, по краям которой показать железные цепи с замком. Уже 14 марта газета была готова к выпуску, но Фахреддин почему-то не торопился к изданию, вид его был растерянный, ко всему равнодушный. На мой вопрос, что с ним случилось, он ответил:

-Наверно меня скоро арестуют.

Фахреддин это узнал от своего знакомого, скорее всего от ближайшего окружения И.Каримова. Обстановка к предстоящему референдуму накалилась до предела, «эрковцы» выпустили листовки с призывом голосовать против Союзного договора, а поэтому мне приходилось ещё по вечерам ездить на велосипеде и клеить листовки на столбах. Махаллинские комитетчики во главе с работниками Хокимията и прокуратуры буквально за ночь успевали их срывать, вот так оперативно они работали, а народу всё было совершенно безразлично. На следующий день, после разговора с Фахреддином, вечером в редакцию нагрянули работники УБХСС УВД Ташгорисполкома, под руководством майора М.Р.Дорогинина по заданию С.Тахтина, руководителя этого подразделения по всей Республике. До позднего вечера они описывали всё имущество редакции, составили протокол изъятия всей оргтехники и уехали. Мы остались потрясённые этим событием, были совершенно беззащитными перед представителями власти, которым всё позволено, могли и арестовать, если бы получили приказ от И.Каримова. Вот так просто без каких-либо проблем они прекратили деятельность первой официально зарегистрированной независимой газеты «Муносабат». В тот же вечер Фахреддин вынужден был составить договор между редакцией «Муносабат» и Центральным Советом Предпринимателей Узбекистана о продаже компьютерной техники на сумму полученного кредита в размере 300 тысяч рублей. На следующее утро задним числом был подписан договор, таким образом, получилось, что оргтехника была конфискована у профсоюзных работников. Это спасло положение Фахреддина, он смог возвратить взятый кредит в полной мере, хотя потерял гораздо больше, он строил большие планы, которым не суждено было сбыться. Референдум прошел благополучно для марионеточной власти под руководством И.Каримова, граждане в своём большинстве проголосовали за сохранение Союза, а он просуществовал лишь до конца этого года. После конфискации имущества редакции, началась борьба за её возвращение, письма и жалобы во все инстанции измотали нас окончательно, мне даже пришлось ездить в Москву по заданию редакции с жалобой в МВД СССР на незаконные действия работников УБХСС. Мой приезд совпал с августовским путчем, 20 августа пришлось увидеть пролитую кровь на Кузнецком мосту, баррикады возле «белого дома». В министерстве МВД СССР меня приняли холодно и в спешке, им явно было не до наших узбекских проблем. Просто обещали разобраться и помочь, тем самым, отвязаться от назойливого правдоискателя.

Худайкулов Фахреддин как вихрь ворвался в политику, начал с газеты «Бирлик», а закончил её уже в еженедельнике «Муносабат». С тех пор он полностью отошёл от политики, про него забыли, словно и не было, открыл страховую компанию, начал делать деньги, жить в достатке, только до сих пор я не могу понять одного, чего он добивался в жизни. Бывший редактор двух независимых газет Фахреддин тихо и спокойно исчез с политической арены, от чего в душе осталась полнейшая пустота, покрытая глубокой тайной, которая рано или поздно будет известна. В тот момент я остался наедине со своими проблемами, словно у разбитого корыта, у меня не было средств к существованию, нигде не работал, возвращаться в коррумпированный институт уже не хотелось. Иногда приходилось работать со своим старшим братом Хамидом по частному найму, делали смыв мраморной крошкой фасадов зданий. Это как-то меня поддерживало в финансовом плане, но вскоре сам открыл частное строительное предприятие «Фикр» и с головой окунулся в проблемы предпринимательства. Человек никогда ничего не поймёт до тех пор, когда сам на деле не познает то, что придётся ему выполнять. Пройдя небольшую школу предпринимательства, мне стало понятным, что твориться в Республике, в то время когда оппозиция боролась с существующей властью, народ стал на путь открытого воровства. Во многих предприятиях продавали и покупали, пропуская через десятки рук свои залежалые товары, бизнес шёл бойко с широким размахом, даже было уму не постижимо. Многие сделали такие огромные капиталы, что в дальнейшем их приумножили, вкладывая в частное строительство домов, ресторанов, кафе и других увеселительных заведений. Вот почему многие интеллигентные и сознательные люди не стали участвовать в политической жизни, да и зачем она им, если начали «деньги грести лопатой», жизнь становилась сытой и безбедной. Народ же простой и не образованный испытывал лишения и трудности, был занят работой лишь ради того, чтобы прокормить свою семью. Во все время основная масса интеллигенции была чиновниками, жила за счёт взяток, всевозможных махинаций, а иногда и своего ума, но как только народ доходил до революционного кризиса, она возглавляла его и снова была на «коне». Недаром Ленин интеллигенцию называл «гавном», оно действительно так, это ярко проявилось во время моего выступления в институте, где всех интеллигентов обозвал взяточниками, и никто не смог мне возразить или поддержать. Союз разваливался как карточный домик, уже отсутствовал какой-либо контроль со стороны центральной власти, во всех организациях начиналось разбазаривание имущества через частные фирмы и предприятия. Впервые у меня стали просить дать «откат», на заключение договора по ремонту здания, но на такие действия не соглашался и естественно не мог работать. Только самые дешевые работы по ремонту зданий мне иногда удавалось получить. Конечно, много не зарабатывал, но по крайней мере не бедствовал, в займы денег ни у кого не брал, мне нужно было в то время продержаться до полного выяснения в отношении газеты «Муносабат». Нас официально не закрыли, но и работать не имели возможности, так как счёт в банке был закрыт, это был сложный период в моей жизни. Мне приходилось бывать в редакции, заниматься частным предпринимательством и участвовать в мероприятиях проводимых оппозиционными партиями. К тому времени их становилось много, но все они были разрознены, это смущало многих людей, которые не могли окончательно понять одно, кто есть, кто и кто за что борется. Для меня вопрос объединения был самым главным, потому, что часто мне приходилось слышать от желающих заняться политикой за кем идти, в какую партию вступить. Немного успокоился и очень обрадовался после 1 сентября, когда официально провозгласили Независимость. Наконец Республика стала самостоятельной, практически исполнилась моя мечта и цель моей жизни. Казалось, что нужно всем партиям вместе и дружно начать строить своё собственное государство, чтобы никто никому не мешал, чтобы народ сам понял, за кем идти и по какой программе жить.

Но, получилось всё наоборот, та марионеточная власть, которая прислуживала России, была проводником коммунистических идей, она приняла все меры к подавлению всех партий и движений. В тот период, когда Советская власть полностью себя изживала, можно сказать тихо мирно умирала, в Республике Законы практически не действовали, наступил правовой вакуум. Вот этим беззаконием стали полностью пользоваться люди стоявшие у руля власти, различные клановые и преступные группировки. Когда нет настоящих Законов, то естественно будет другой, который позволит властвовать незаконному. Мне постоянно всем приходилось говорить о том, что без объединения нас всех по одиночке разобьёт коммунистическая партия, что она укрепляет свои позиции, ведёт раскольническую деятельность внутри оппозиции. В каждой создаваемой организации были хорошие и плохие планы, особенно заслуживала внимания партия «Туркестан», под руководством Бахрома Гаипова, основная цель которой было объединение всех Среднеазиатских Республик. В партии дехкан под руководством Олима Каримова тоже были хорошие планы, направленные на поднятие политического и экономического уровня, а самое главное повышение сознания сельских жителей. Пока формировались новые партии, шла поляризация людей по своим умственным способностям и социальным положениям, а И.Каримов активно проводил первую предвыборную компанию по избранию Президента назначенного на конец декабря. М.Салиха от партии «Эрк» выдвинули кандидатом в Президенты, а А.Пулатов даже не стал проводить агитационную работу в его поддержку. Мало того, многие «бирликовцы» распространяли слухи о том, что М.Салих полностью продался «каримовской» власти, а поэтому его зарегистрировали, дали официальное помещение. На самом деле И.Каримов поступил с двумя лидерами так, как лиса из басни Крылова делила сыр между двумя жадными «медвежатами». Спецслужбы прекрасно провели операцию по расколу «Бирлика», они вбили «клин» в народное движение, разделили его на две половины, а потом ещё добавили созданием других партий, могли бы больше, но лидеров уже не оказалось. Мощная, единственная оппозиция «Бирлик» противостоящая коммунистической партии, у которой уже не было авторитета в народе из-за раскола, лопалась как мыльный пузырь. Эгоцентризм, политическая слепота А.Пулатова, его авторитарный метод управления в буквальном смысле погубили народное движение, он не смог оправдать само слово «Бирлик». Плоды ошибки А.Пулатова будут ещё долго пожинать все участники и свидетели данного раскола, история воздаст должное всем по заслугам. Простая истина «разделяй и властвуй» сыграла на пользу И.Каримову, мало того, он обманул М.Салиха, не допустив его к средствам массой информации, не дал ему возможности выступить по телевизору со своей программой. Это было самое жуткое время, когда я осознавал происходящее и ничего не мог сделать, мне уже было понятно, что М.Салих проиграет на выборах, об этом ему не однократно говорил. Он сам ходил хмурый и злой, беспомощный, словно выставленный на всеобщее посмешище, когда его соперник целыми днями не сходил с экранов телевизоров. Трудно было представить состояние М.Салиха, когда вся информация идёт только о И.Каримове, а о его кандидатуре люди даже не знали. Результат естественно был печальным, полный разгром и падение авторитета партии «Эрк», кроме этого «Бирлик» окончательно себя изжил, а народ как река поплыл за «кашей» манной, которую обещал И.Каримов. Перед самими выборами, для перестраховки будущий Президент отправил всех студентов на Новогодние праздничные каникулы, только активная молодёжь представляла для него опасность. Уже 16-17 января 1992 года, когда И.Каримов ввёл карточную систему и появился повод к недовольству в студенческой среде, с помощью некоторых провокаторов и подстрекателей учинили беспорядки в студенческом городке. В результате этой акции несколько десятков студентов погибло, хотя по официальной версии только двое, но самое главное, всех студентов раскидали и выслали из города по областным институтам, а активистов отчислили из института.

Это был окончательный разгром оппозиции, основная часть которой состояла из студенческой среды. Дорога к «тоталитарной» власти была открыта, вся дальнейшая работа оппозиции представляла из себя уже «мышиную» возню. К этому времени И.Каримов полностью подчинил себе службу национальной безопасности. Даже выступление депутата Шухрата Нусратова о том, что Президент установил личный контроль над СНБ, и что в дальнейшем может привести к репрессиям 37 года, не было принято во внимание избранниками народа. Особой угрозы «каримовской» власти уже не было, но до конца уничтожить оппозицию он не желал, так как она нужна была ему для мировой общественности, чтобы пускать ею «пыль» в глаза. Иностранные инвесторы требовали от И.Каримова демократии, наличия оппозиции и он старательно «подкармливал» верхушку лояльных к нему лидеров лишь бы самые отчаянные совсем не ушли с политической арены. Ему нужна была такая оппозиция, которая «плавала» бы на глазах общественности сама по себе, не принимая в свои ряды недовольные массы людей. К тому же времени образовалась ещё более организованная группа предпринимателей, которая не занималась политическими преобразованиями, но фактически от них зависела. Предприниматели имели собственную финансовую базу, они наиболее остро нуждались в хороших Законах, иметь своих депутатов в Верховном Совете. Всё это наталкивало меня на мысль, создать собственную газету и случай как никогда подвернулся удачный. После того как закрыли редакцию, по рекомендации Фахреддина меня приняли в другую независимую газету «Предприниматель-Тадбиркор» в качестве организатора производства. Мне пришлось самому пройти весь путь от регистрации газеты до выпуска первого номера, причём через два месяца после того, как изъяли оргтехнику из газеты «Муносабат» удалось её вернуть новому владельцу. Очень много мне пришлось писать письма и жалобы, бегать по всем бюрократическим инстанциям, но в итоге добился возвращения компьютера. Первый экземпляр уже вышел в начале 1992 года. Газета была организована на базе Центрального Совета профсоюза кооперативных, арендных, совместных, частных предприятий под руководством Тимура Салимова. Это был умный и политически грамотный человек, от него многое зависело в Республики, он смог возглавить тысячи предпринимателей, а поэтому не пожалел денег на финансирование выпуска собственной газеты. Как известно, газета занимается распространением информации, но ещё сплачивает и организует людей в достижении поставленных целей. Весь выпуск газеты лёг на мои плечи, тогда ещё до конца не осознавал, что впереди меня ждут большие трудности и потрясения. Фахреддин, быть может, не желал этого, но получилось так, что он фактически бросил меня в омут политической борьбы. Главный редактор Марат Садвакасов отвечал за публикацию материалов, ему чаще всего приходилось советоваться с Тимуром Салимовым, мне только иногда удавалось публиковать свои материалы, в основном пришлось выполнять все организационные работы. Желая привлечь Тимура Салимова к политической активности, рассказывал ему о существующих партиях, приносил ему их программы и газеты. Редакция газеты была расположена в здании Центрального Совета на бывшей Пролетарской улице, постоянно приходилось общаться с их членами, узнавал проблемы. В апреле месяце Т.Салимов отправляет меня в Баку для ознакомления с работой таких же профсоюзных работников, частных предпринимателей, чтобы собрать необходимую информацию об их деятельности. Другая цель была моей личной инициативой, ознакомиться с программой Народного Фронта Азербайджана, узнать о политическом настрое общества в период избирательной компании по выбору президента Республики. Мой приезд был буквально за несколько считанных дней до выборов, на котором в дальнейшем народ избрал Абулфайза Эльчибея. Мне его удалось увидеть в штабе Народного Фронта, куда меня привезли предприниматели из профсоюзной организации. Очень удивило то, что они принимали активное участие в политической деятельности, познакомили с некоторыми руководителями Народного Фронта.

В процессе общения мы обменялись адресами, от них получил информацию о их деятельности, а также программные документы по азербайджанскому «Миллий Мажлису». В разговоре с ними узнал, что у них скрывается представитель из народного движения «Бирлик» Узбекистана поэт Ёдгор Обид. Естественно, у меня возникло большое желание его увидеть, было очень радостно встретить в незнакомом городе своего земляка. Спустя некоторое время, другие люди меня привезли на машине в гостиницу. В одном из номеров, куда мы вошли, увидел Ёдгора Обидова, крепко обнялись на глазах азербайджанских друзей, затем они оставили нас наедине, и потом весь вечер он угощал своей скромной едой, пили чай и читал свои новые стихи. Хотя из прочитанного мне не всё удавалось понять, но я не показывал вида. Ёдгор ака внимательно слушал мои новости из Узбекистана и очень сожалел, что я не обратился к А.Пулатову и не привез никакой весточки от него. Мне даже было неизвестно, что он скрывался от узбекских властей, спецслужбы пытались его арестовать, но он успел сбежать в Азербайджан, это был первый политэмигрант, которого лично сам знал. Не помню, как заснул от столь трудного дня, насыщенного встречами с разными людьми, от которых чувствовал заботу и внимание, а самое главное они готовы были помогать узбекской оппозиции. Утром следующего дня Ёдгор Обид организовал завтрак в комнате, дал мне листок бумаги, на котором был телефон его родственников и просил передать, что у него всё хорошо, пусть не беспокоятся. На прощанье он крепко пожал мне руку и только тут взглянув в его глаза, увидел его глубокую тоску, мне стала понятна его душевная боль, она называется ностальгией по Родине. Мне даже и сейчас не понятно, за что его преследовали власти, хотя в дальнейшем мне тоже придется испытать то психологическое давление, которому подвергли Ёдгора Обида. У меня было время походить по городу, увидеть Черное море, а главное людей, которые были довольны победой демократических сил, всюду висели плакаты с именем Абулфайзом Эльчибеем. Мимо меня проносились грузовые машины, в которых стояли люди, а некоторые в руках держали флаг Народного Фронта, другие по мегафону призывали голосовать за своего лидера. Глядя на ликующие лица, которые смело, проводят агитацию, хотя ещё у власти находятся бывшие коммунисты, наподобие узбекских, то во вне возникало чувство сострадания к своему народу. Обидно и досадно было за свой народ, ну почему мы не такие как азербайджанцы, где наша активность, неужели никого не интересует судьба Республики, будущее молодого поколения. С грустными мыслями прилетел из Баку в Ташкент, увиденное здесь поразило моё воображение и долго не могло выйти из головы, кругом и во всём чувствовалось давление властей на всю оппозицию. Их становилось много, но толку не было, народ не желал участвовать в политическом преобразовании общества, всех устраивала такая жизнь, каждый старался «урвать» от жизни свой лакомый кусочек. Кто жил не честно, занимался противоправными делами, того устраивало это смутное время, демократия для них означала крах их безбедной жизни. В любое время народ способен подняться на политическую борьбу, но только в том случае, если её более грамотная часть населения станет жить плохо, если она не сможет существовать на свои честно заработанные средства. Яркий пример подтверждения этих слов является моё выступление на собрании в институте, по поводу прекращения взяток во время вступительных экзаменов в институт. Ведь из почти 2000 преподавателей никто не осмелился меня поддержать, даже не было попыток возразить против моего выступления. Вся оппозиция превращалась в «мыльный пузырь», за каждой партией стояли единицы, они не могли выступать объединенным фронтом, причём многих из них власть переманивала в свои ряды. Кроме этого в оппозиции по заданию спецслужб участвовали преступные элементы, которые активно принимали участие в его развале. Вечерами часто приходилось анализировать политическую обстановку в Республике.

Мои мысли так заходили глубоко, что представлял дальнейшие события, к чему всё это приведёт, какие ждут последствия из-за того, что оппозиция разрознена, словно каждый тянет на себя «шкуру не убитого медведя».

Многие оппозиционеры понимали, что без объединения всех партий и движений не возможно бороться с хорошо организованной бывшей коммунистической партией, которая переименовала себя в народно-демократическую. Уже в конце апреля в один из воскресных дней, я вместе со своим сыном Сардором пришёл на Демократический Форум Узбекистана, который проходил в здании партии «Эрк». На этом Форуме присутствовал бывший вице-Президент Узбекистана Шукрулло Мирсаидов и другие видные экономисты, которые приняли решение о совместной разработке программы по выходу страны из экономического кризиса. После окончания Форума, многие присутствующие решили сфотографироваться на память об этом знаменательном событии. Мы с сыном тоже присоединились в знак поддержки проведённого Форума, хотя некоторые приглашенные из-за проводимого политического террора И.Каримовым в отношении оппозиционеров, побоялись встать рядом с известным человеком в Республике Ш.Мирсаидовым. Это событие не прошло мимо И.Каримова, он сразу понял, что если дать развитие этому Демократическому Форуму, то оно будет сильнее партии «Эрк», ведь под его знамёнами может встать вся ташкентская элита и весь руководящий состав Республики. Уже 5 мая И.Каримов приглашает М.Салиха, как организатора и руководителя Демократического Форума к себе в здание бывшего ЦК КПСС Узбекистана для личной беседы. Во время встречи И.Каримов предлагает М.Салиху распустить Демократический Форум, а взамен этого он предложил ему пост Премьера Министра. Кроме этого, он попросил М.Салиха представить четыре кандидатуры на министерские должности. Казалось, что всё правильно со стороны И.Каримова, пустить оппозицию в управление государством. И.Каримов решил, что критиковать со стороны и быть оппозицией действующей власти, это слишком просто и безответственно, пусть этот Демократический Форум и его представители работают, открыто и гласно, но под его контролем. Однако лидер оппозиции М.Салих понимал, что если он пойдёт на этот компромисс, то он станет обычным чиновником и в любое время его и четырёх министров И.Каримов уволит своим Указом. Таким образом, он отправил в отставку неугодного ему Ш.Мирсаидова, за его ум, способность принимать самостоятельные решения, а главное в отсутствие подхалимства и активного сторонника всей оппозиции Узбекистана. У И.Каримова и М.Салиха были разные взгляды на жизнь, один из них был ярый коммунист, который прислуживал Советской власти, а другой М.Салих был его противоположностью. Он явился представителем нового поколения узбеков, которые хотели жить самостоятельно и возродить свою нацию, униженную и оскорблённую российской империей. После отказа М.Салиха от такого предложения И.Каримов стал приглашать к себе на беседу других членов оппозиции и некоторые из них стали работать под его руководством, но в дальнейшем многие из них уволились по собственному желанию, а других он сам отстранил от власти. И.Каримову во властных структурах нужны только надёжные и верные исполнители, умные люди для него являлись потенциальными приемниками власти, а поэтому он избавлялся от них без малейшего сожаления.

После поездки 13 мая в Самарканд с небольшой группой профсоюзных работников предпринимателей Узбекистана во главе с Т.Салимовым, где участвовали на их съезде, во мне ещё больше утвердилась мысль о том, что необходимо привлечь эту независимую организацию в политику. По завершению съезда всем делегатам был дан ужин в ресторане и во время небольшого перерыва от увиденных впечатлений и после проведения данного мероприятия с участием представителей всех регионов Республики подошел к Т.Салимову.

-Тимур ака, я поражен вашей активностью, как это вы смогли так объединить предпринимателей, почему вы не выдвигаете своих депутатов, они же потом будут подготавливать новые Законы, у вас такая реальная есть сила и возможность, – тихо и спокойно ему сказал.

От таких слов он оглянулся с опаской по сторонам и ответил:
-Об этом поговорим в Ташкенте,- и быстро удалился от меня, давая понять, что это не ресторанный разговор.
Мне хотелось заняться плотно предпринимательской деятельностью, зарабатывать деньги, обеспечивать свою семью продуктами и просто жить нормальной человеческой жизнью. Однако «каримовская» власть делала всё, чтоб не было гласности и демократии, даже газета «Предприниматель-Тадбиркор» не могла свободно излагать мысли по развитию предпринимательства в Республике. Редактор М.Садыквасов часто ругался с коллективом журналистов по поводу резких статей, ссылаясь на то, что номер могут запретить выпускать, мои статьи проходилось сокращать, от чего терялся весь смысл материала. Работа в редакции постепенно становилась не в удовольствие, а в виде заработной платы на существование. Единственная надежда была на Т.Салимова, если бы он был согласен принять участие в оппозиции, то думал можно спокойно оставить эту политическую работу, от которой одни только сплошные проблемы и нервотрёпка. Разговор с Тимуром ака по данной теме у нас состоялся, он прекрасно разбирался в происходящих событиях, он знал, что чиновники всяческими методами тормозят развитие предпринимательства. Он не хотел участвовать в какой-либо партии, но тогда я ему предложил:

-Тимур ака, если все партии и движения объединяться, то вы будете участвовать или по крайней мере поддерживать с финансовой стороны?, ведь все мы хотим развития предпринимательства в Республике. Без вашего участия мы не сможем создавать правильные Законы по предпринимательству, а значить вы не сможете хорошо развиваться и народу будет тяжело жить.

-Конечно, мы будем сотрудничать вместе, от этого мы не откажемся, но для начала мне нужна программа вашей объединённой партии, мне хотелось бы поговорить с представителями партий, на какой основе они будут объединяться, и кто у них будет лидер, – ответил Тимур ака.

Масса вопросов и проблем меня озадачила, казалось, что есть шанс поднять авторитет оппозиции, которая всё больше и больше уменьшается, теряются её известные активисты, а для этого нужно только найти подходящего лидера, который был бы способен объединить всех под одно единоначалие. Желающие принять участие в политической жизни Узбекистана было мало, но и они самостоятельно ещё были не способны определиться за кем идти и с какими целями. Психологически анализировал и искал будущего лидера среди своих знакомых, так и по роду моей журналисткой работы. Практически у всех лидеров оппозиции приходилось брать интервью, со многими разговаривал, знал их плохие и хорошие стороны. С позиции простого обывателя пытался понять, за кем могут пойти все простые граждане, кому из лидеров поверят в порядочность, а главное умение вести за собой народ. Эта задача оказалась очень сложной, более всего подходил на роль объединителя Мухаммад Салих, но непримиримая вражда А.Пулатова к его взглядам не позволит объединиться. В долгих размышлениях пришел к выводу, что необходимо привлечь на это дело нейтрального, но политически грамотного человека, имеющего хотя бы небольшой авторитет. Этим человеком тогда мне показалось должен быть стать Бобыр Шакиров, он бывший диссидент, отсидел 10 лет по политическим мотивам, затем эмигрировал в США, изучил модель западной демократии, владеет английским языком. Из интервью взятого у него знал, что он сторонник инвестиций из арабских стран, по его словам необходимо в первую очередь объявить о частной собственности на землю. Во многом моя точка зрения на политические преобразования совпадала с его мыслями, а поэтому мне нужно было узнать отношение простых «бирликовцев» и «эрковцев» к Б.Шокирову. В начале июня на одной из встреч ташкентского «Бродвея» как обычно собирались за столиками все активисты, обменяться новостями, так как уже у всей оппозиции не было собственного помещения. Так получилось, что за столиком со мной сидел Худайбердиев Хозраткул, председатель народного движения «Бирлик» по ташкентской области.

Мне пришлось рассказать ему о том, что было бы хорошо, если объединить все партии и движения в одно целое, вот тогда народ сразу примет активное участие. К моему удивлению он точно также мыслил и тогда мы сразу же решили составить список всех участников объединения и будущего лидера. Естественно я предложил избрать Б.Шокирова, рассказал ему о его достоинствах и он тоже согласился с моим предложением. Затем мы составили список представителей всех партий в количестве 20 человек. Среди них были: Гульчехра Нуруллаева, Дадахан Хасанов, Бек Ташмухамедов, Захид Хакназаров, Пирмат Шермухамедов, Бахром Гаипов, Тура Мирзо, Гулямов Кахрамон, Тимур Салимов, представитль исламской партии Косимхон и некоторые другие. После того, как мы составили список кого пригласить на объединение я сказал Хозраткулу:

-Хозраткул, у него дома я уже был два раза, он меня хорошо знает. Недавно у него дома взял большое интервью и его предложения мне понравились. Но вот я не знаю, захочет ли он возглавить все партии и движения, а поэтому мне нужно к нему съездить и узнать его мнение.

На этом мы закончили нашу беседу, а через день я уже был в гостях у Б.Шакирова, где опять мне предстояло объяснять о необходимости объединения, иначе настанет полный политический застой в обществе, а это будет на руку только бывшим властям коммунистического режима. Бобыр ака моё предложение поддержал, но попросил, чтоб в этом деле участвовал Махмудов Абдуллазис и вначале посоветовал поговорить с ним. Махмудов Абдулазис в то время был активным членом «Бирлика», умный и рассудительный, всегда старался быть в тени, но постоянно с видеокамерой снимал проводимые собрания и митинги. Он практически не занимался «чёрной» работой, лишь принимал участие в больших мероприятиях, а мы с Хозраткулом наоборот, старались вести практическую работу среди «бирликовцев». После раскола «Бирлика» А.Махмудов занял нейтральную позицию по отношению ко всей оппозиции и занялся своими личными делами по созданию собственной студии. На следующий день я был у А.Махмудова, тема разговора сводилась к одной цели, объединить все партии и движения. Мы также согласовали вопрос о составе инициативной группы в количестве 4 человек, считая что, этого будет достаточно для объединения разрозненных партий. Сообщив Б.Шакирову по телефону о том, что А.Махмудов согласился принять участие и готов встретиться, тогда он назначил день встречи. Этот день совпал с мусульманским праздником Курбан Хаит, хотя официально его ещё не отмечали. В назначенное время днём, я встретил Хозраткула и Абдулазиза на площади Дружбы народов и привёл их домой к Б.Шакирову. Было много разговоров и дискуссий, аж до 4 часов утра. Вначале проект по объединению партий начал писать Б.Шакиров, а потом пришлось мне, так как у него оказался неразборчивый почерк. После длительных разговоров и дискуссий Б.Шакиров предложил взять за основу программу азербайджанского «Миллий Мажлиса», так как в начале их оппозиция участвовала в Народном Фронте, наподобие нашего «Бирлика», а затем образовались другие партии. Раскол народного движения «Бирлик» явился естественным процессом, юридически имеют право участвовать в выборах в Законодательную власть лишь официально зарегистрированные партии. В конечном итоге до конца мы не составили программу, оказалось это трудоёмким процессом, Бобыр ака попросил меня принести проект азербайджанского «Миллий Мажлиса». Больше всего из того вечера запомнилось то, что Б.Шакиров оказался верующим человеком, он как подобает истинному мусульманину, совершал намаз на наших глазах. По окончанию нашей работы, Бобыр ака на своей импортной машине отвёз нас в мечеть, расположенной на Чорсу, где впервые мне пришлось участвовать в таком мероприятии. Меня поразило большое количество присутствующих людей, все они организованно, словно по команде совершали молитву, среди них было много молодых мужчин. Буквально тут же мелькнула мысль о том, что было бы, если всех их привлечь к политической деятельности, неужели они не хотят нормально жить, чтобы всё было по совести и справедливости?

Где они ходят, почему не участвуют, почему я должен как «собака» мотаться по всему городу, мало времени уделяю своей семье, родителям, доставляю массу переживаний и волнений? Достаточно было всем этим присутствующим людям выйти на митинг, и тогда можно было бы официально зарегистрировать любую партию или движение. Хотя уже наступил первый год Независимости Узбекистана, а демократии ещё не было, по-прежнему всё и все остались на старом месте, никакого просвета в жизни. С этими мыслями поделился с Шакировым на следующий день, когда ему принёс программу азербайджанского «Миллий Мажлиса».

-Бобыр ака, вы знаете, какая сила в исламской религии, вы посмотрите, сколько людей присутствовало в мечети на молитве, а если ещё подсчитать их по всему городу и Республике, ведь это миллионы. Если всем выйти на митинг, то можно решить любую проблему, неужели никого не интересует будущее Республики, куда они смотрят, разве не видят, что твориться, кругом воровство, куда не пойдешь нужно давать взятки! – эмоционально и решительно сказал ему, словно давая ему задание решить эту проблему по привлечению религиозных представителей в политику.

Бобыр ака со мной согласился, но в спокойной форме сказал:
-Нужно время, чтобы пришло сознание к людям, ты же писал в своём «Муносабате», как Россия завоевала Среднюю Азию, сколько уже прошло лет, всю исламскую религию коммунисты уничтожили, почти все мечети ликвидировали. Вот теперь народ постепенно придет в себя, поумнеет, так что не переживай всё встанет на свои места.

Его слова убедили меня в его правоте, торопить события не следует, действительно народ настолько стал не грамотным, да ещё запуганный «сталинскими» репрессиями. Мне ещё никогда не приходилось составлять какие-либо программы, глубоко в политику не вникал, да и не хотел, только одного желал, порядок и дисциплину в обществе, чтобы каждый жил по своему уму и способностям. Уходя от Б.Шакирова, на душе почувствовал радость и облегчение, во мне вновь загорелась надежда на то, что закипит политическая жизнь, будет настоящая демократия. Был безумно рад тому, что наконец-то появился человек, бывший диссидент, очень грамотный, где ещё найти такого лидера, который сможет всех объединить. Надеялся на то, что Бобыр ака теперь сам плотно будет заниматься объединением, а мне уже порядком надоела такая беспокойная жизнь, ходить, оглядываясь по сторонам. В каждом человеке видеть провокатора, внимательно прислушиваться к задаваемым вопросам, анализировать поступки и действия, а поэтому планировал постепенно отойти от участия в политике. Иногда приходил к таким выводам, что половина «бирликовцев» состояла из провокаторов и уголовных элементов, страшно было с ними иметь какие-либо дела, а вот «эрковцы», представляли из себя интеллигенцию, которая не хотела участвовать на митингах, и естественно, вела себя тихо и скромно. Меня расстраивало то, что приходя в штаб «ЭРКа» расположенный почти в центре города, не видел активных участников движения «Бирлика». Первое время казалось, что руководители «ЭРКа» предали интересы народа, стали прислуживать «каримовской» власти. «Бирликовцы» наоборот, остались буквально на улице, не имея собственного помещения, и ко всему прочему подвергались репрессиям. Например, Ёдгор Обидов вынужден скрываться в ближнем зарубежье, за другими велось открытое наблюдение и слежка. Многие от таких действий правоохранительных органов не выдерживали психологически и бросали участвовать в политике.

Получив разрешение от Тимура Салимова на проведение учредительного собрания по объединению партий в здании центрального совета профсоюза предпринимателей начал активно готовиться к этому мероприятию. После проведённой работы, которая заняла много времени, в основном много пришлось побегать мне с Хозраткулом, все представители партий собрались в здании ЦС профсоюза. Учредительное собрание провели успешно, было решено подготовить окончательный проект с внесёнными дополнениями и каждому раздать для ознакомления и утверждения в своих партиях. По моему предложению было решено пригласить для участия и Народно Демократическую партию Узбекистана, хотя они являются нашими противниками. Мне хотелось, чтобы весь народ как один стоял на одной политической платформе, а для этого планировалось создать круглый стол, где каждая партия могла высказывать свою программу. Только сообща можно решать все проблемы, не ущемляя кого-либо, цели и задачи должны быть просты и понятны для народа. Все решения большинства партий путём голосования должны утверждаться Верховным Советом и Президентом. Чем больше партий примут участие в разработке того или иного решения, тем больше будет гарантия стабильности и согласия в государстве. Для меня, как и многих моих товарищей, устранение И.Каримова от власти не являлось целью, главное было то, чтобы Президент прислушивался к мнению большинства партий. Никакой Президент не удержится у власти, если будет лично принимать решения идущие против народа, рано или поздно они приведут к экономическому краху, а следом за ним, и падение тоталитарного режима. История показала, что диктаторские государства существуют до тех пор, пока народ не превратиться в «стадо баранов», когда окончательно станут рабами в своём государстве. У такого народа полностью будет отсутствовать патриотизм, будет полнейшее равнодушие к своей Родине, поголовное воровство и жить будут по «волчьим» Законам, и по принципу «кто смел, тот и съел».

Дальнейшие события развивались стремительно, Б.Шакиров принёс отредактированный проект и поручил мне раздать всем лидерам партий. Первому на ознакомление 19 июня 1992 года я принёс М.Салиху прямо в кабинет, он сидел за большим столом, а сзади него висел большой флаг партии «ЭРК», после быстрого осмотра, он сделал небольшую запись и сказал:

-Передай моему секретарю Отаназару Орипову, пусть он ознакомится и даст заключение.

После этого передал О.Орипову, мне разбираться и вникать в содержимое проекта написанного на узбекском языке было трудно. Мне тогда казалось, что неважно как он написан, лишь бы произошло объединение партий, ведь эта моя основная задача, после этого я планировал прекратить заниматься политикой. В душе была радость от того, что мои мысли воплотились в реальное дело, уже появился проект по объединению партий, наконец-то начнётся конкретная работа, будут зарегистрированы всё партии. Однако через три дня Б.Шакирова арестовали, забрали все документы по проекту создания «Миллий Мажлиса», причём один из экземпляров был адресован лично Президенту И.Каримову. Ещё через три дня из редакции газеты «Тадбиркор-Предприниматель» милиция конфисковала вторично всю оргтехнику, все работники остались без работы и средств к существованию. После того, как Т.Салимова вызывали на допрос по поводу проведения в его здании учредительного собрания по объединению партий, я был вынужден написать объяснительную записку. В ней на имя Т.Салимова я указал, что по своей инициативе, без его согласия организовал проведение собрания. Хорошо, что в день проведения собрания Т.Салимова не было в здание, иначе у него были бы большие неприятности. Вскоре всех сотрудников газеты уволили по собственному желанию, таким образом, по настоящее время не работаю в государственных структурах.

Самым кощунственным и подлым актом за весь политический террор, проводимый властями, явился 29 июня по отношению к А.Пулатову, когда после очередного допроса в Прокуратуре Чиланзарского района он вышел на улицу. На глазах зам. нач. ГУВД и зам. прокурора города зверски избили А.Пулатова неизвестные лица, причём били арматурой по голове в надежде физически его ликвидировать. Однако его крепкий организм выдержал это тяжелое испытание, но другая часть «бирликовцев» была напугана начавшимися физическими расправами. До этого времени лидер «Бирлика» смело ходил по улицам города, это в какой-то мере вдохновляло соратников, мы все простые члены, смотрели на него как на гаранта нашей неприкосновенности. После этого случая мне пришлось с группой товарищей прийти к нему в больницу и проведать его состояние. Был страшно поражен тем, что он спокойно убрал с головы повязку бинта и мы увидели мозги живого человека. Эта жуткая картина до сих пор в моём воображении, и хотя Абдрахим ака много доставил мне неприятных минут в отношении газеты «Муносабат», но всё же к нему зла не держал. Анализируя его поступки и мысли, со всей уверенностью предполагал, что он являлся агентом КГБ, хотя документально я не мог доказать, и это меня очень сильно беспокоило. Однако каждый человек за свои действия умышленные или не умышленные рано или поздно ответит по совести и перед Аллахом. Все ошибки в жизни бывают большие и маленькие, человеку свойственно ошибаться, ведь он порою не задумывается об их последствиях.

После раскола народного движения мне неоднократно приходилось беседовать с Мухаммадом Салихом, Абдрахимом Пулатовым и даже с их приближёнными людьми о совместных действиях. Но никто тогда глубоко и всерьёз не анализировал психологическую обстановку среди народа, каждый считал свои действия правильными и не прислушивался к мнению других. Мне, как никак, занимающегося психологией, было всё прекрасно видно, к чему приближаемся, что ожидает нас в скором времени. Поэтому попытался с помощью более независимого лидера Б.Шакирова примерить двоих, мною уважаемых людей, за которыми стояли реальные люди, способные пойти за ними. Гораздо больше активистов осталось за бортом политической борьбы, они остались на развилке двух путей, не зная за каким лидером идти, словно следуя пословице «за двумя зайцами погонишься, ни оного не поймаешь», они «растворились» в толпе обывателей. Некоторые перешли в лагерь своих тиранов, пытаясь спасти свою «шкуру», тем самым ещё больше нанесли удар по оппозиции, но о них не стоит писать, их имена навсегда будут вычеркнуты из народной памяти.

Политическая активность немного накалилась перед сессией Верховного Совета, мне даже пришлось встретиться с Мухаммадом Салихом по поводу привлечения к партии «Эрк» председателя профсоюза предпринимателей Тимура Салимова. В тот день показал ему мою статью в газете «Тадбиркор-Предприниматель», где опубликовал интервью с ним, а также посоветовал ему на завтрашней сессии сложить свои полномочия, так как он практически один среди коммунистов, которые даже не дают ему возможности выступить с трибуны. Быть среди тех депутатов, которые, по сути, являются преступниками, как незаконно получившие мандат, говорить от имени народа, равносильно тому, чтобы стать соучастником преступления. Находиться в такой среде депутатов и говорить, если даже они дадут возможность, означало в скором времени превратиться в обычного клоуна, а вместе с ним и вся партия, лидером которой он являлся. На следующий день, 2 июля выйдя из здания штаба «ЭРК», направлялся в сторону трамвайной остановки и увидел идущего со стороны сквера М.Салиха. Мы поздоровались, и он мне сообщил:
-Всё, выбросил депутатский мандат!

Настроение его было радостное, такое ощущение словно сбросил себя какой-то грех. Только через несколько лет я понял, каким нужно было быть мужественным человеком, чтобы выбросить депутатское удостоверение прямо в ложе самого Президента Узбекистана И.Каримова. Такой поступок мог совершить человек, который живёт честно и никого не боится, а главное самозабвенно любит свою Родину. Все сидевшие в зале депутаты, а вернее бывшие коммунисты с довольными лицами провожали опального депутата, надеясь на спокойную и беззаботную жизнь.

-Правильно сделали Салих ака, эти депутаты-коммунисты вам не давали даже выступать, они только стучали ногами об пол, лишь бы вы не могли говорить правду, – успел сказать ему в ответ и быстро пошёл к подъехавшему трамваю.

В редакции рассказал Т.Салихову о смелом поступке М.Салиха на сессии Верховного Совета, и о том, что он в ближайшие дни собирается с ним встретиться по поводу проблем в предпринимательстве. Это было началом настоящей политической борьбы, мне не хотелось заниматься политикой, но действующая власть сама заставила меня думать о ней, ещё больше анализировать, подходить к ней с точки зрения науки. Как ни странно, наука общения между людьми оказывается самой запущенной наукой в мире, неужели руководство Республики не могло найти общего языка с оппозицией, решить все проблемы мирным путём. Удар был сокрушительный, началась настоящая политическая репрессия ко всей оппозиции и средствам массой печати, начались аресты, стали многих вызывать на допросы. Когда наступило 1 сентября, я надеялся, что Б.Шакирова отпустят, даже сам не понял, за что его арестовали, чувство своей вины росло с каждым днём его нахождения в подвале СНБ. В этот праздничный день в первую годовщину Независимости Узбекистана позвонил его жене, узнал о том, что он по-прежнему сидит и не знает, когда его выпустят.

Неудачи в предпринимательстве, а также отношение органов власти ко мне как к политически не благонадёжному, не давало мне возможности работать в полную меру. Мне было прекрасно понятно, что для них не стоит труда ликвидировать любую фирму и даже посадить в тюрьму за незначительное нарушение. Со дня увольнения с редакции ходил с чувством скорого ареста, если Б.Шакирова ещё содержат под стражей, то наступит и мой час, к нему готовился и подготавливал своих родственников. По повестке 25 октября пришел в СНБ, к старшему следователю Э.Джураеву, который долго со мной беседовал по поводу «Миллий Мажлиса», взял с меня объяснительную записку и просил на завтра принести образец написания любого материала для проведения графологической экспертизы моего почерка. Было очень примечательно то, что в объяснительной он просил указать, что якобы М.Салих лично работал над проектом «Миллий Мажлис». Однако я твердо стоял на своём, он пытался мне угрожать тем, что я пострадаю и мне будет плохо, но я был неумолим в своей невиновности и говорил то, что было. Один из самых низких человеческих поступков это, клевета, заведомо ложная информация, направленная против человека. Мне уже стало понятным, что власти запланировали найти какой-то криминал, но мне ещё не понятно было в чём обвинили Б.Шакирова, почему с меня требуют сказать ложь против М.Салиха. На следующий день, как законопослушный, вновь пришёл в СНБ и лишь передал образец своего почерка, его писал под копирку с той целью, что когда-нибудь мне придётся иметь собственный документ по делу «Миллий Мажлиса»:

ОБРАЗЕЦ СВОБОДНОГО НАПИСАНИЯ ДЛЯ ГРАФОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
УМУРЗАКОВА САЛАВАТА ХАЙРУЛЛАЕВИЧА

Я, Умурзаков С.Х. не считаю возможным переписывать что-либо из газеты, а желаю использовать время, потраченное для написания образцов посвятить с пользой для тех потомков, которые будут знакомиться со всеми документами, т.е., с делом Бобыра Шакирова. Я хочу, чтобы все люди участвующие в этом процессе оставили свой след и свои собственноручные записи. Я глубоко убеждён, настанет то время, когда по материалам этого дела будут писать новую историю Узбекистана, без лжи и обмана. Кто сейчас у власти в Республике Узбекистан? Это бывшие коммунисты, беззастенчиво предававшие интересы Узбекистана, а сейчас под видом демократии и законности собирают компромат как в 37-годах на тех людей, которые по-настоящему хотят Независимости и Свободы. Эти люди на деле, практически показали своё стремление к возрождению узбекского народа «забитого» коммунистической идеологией, отравленного иждивенческой психологией с потерей всех нравственных устоев. За 8 лет работы преподавателем в институте мне пришлось узнать очень много и понять всю сущность социалистического строя. Я понял его антинародность, его глупость и тупость, бесперспективность и полный приближающийся крах. Разве могло развиваться наше общество, если умственный потенциал приближался к нулю, если выходили из стен института не инженеры, а бездарные, не способные ни к чему, незнающие даже таблицы умножения студенты, поступившие в институт за протеже и деньги. В институте я понял бесполезность своего существования, начал писать и выступать против установившегося «стабильного» порядка. Публично на собрании в институте заявил о процветании взяточничества, открыто заявил всему преподавательскому составу, что все ответят за погубленную студенческую молодежь. Все прекрасно знают, как они поступают и учатся, но никто не захотел изменить эту систему. Всем было выгодно, не работая, не тратя каких-либо усилий получать зарплату. Но не только учёба была фиктивной, но и наука. Государство грабило народ, но и народ не оставался в долгу, а в итоге получался замкнутый круг. В конечном итоге страдал и тупел простой народ, колхозники и рабочие. Вот почему в Узбекистане нет классных специалистов из местного населения, а в основном были приезжие. Разве после этого могло быть счастливое будущее моих детей, разве я мог остаться в стороне, зная, что без денег и связей в этом мире человек ничего не добьётся в жизни, а будет игрушкой и «быдлом» в серой толпе забитого народа. До тех пор пока мы не создадим демократическое общество, будут процветать бездари и подлецы, для которых их личное процветание и престижная государственная служба будет превыше всего. Ещё нет такого государства, где тоталитарная система привела бы к процветанию народа. Да, сейчас у вас власть и сила, вы спокойно арестовали Бобыра Шакирова, ведёте следствие, устраиваете очные ставки, пытаетесь найти признаки государственного переворота. Однако это не основная цель, самое главное, руководство Республики боится объединения всех партий и движений, а так же демократии и гласности. Я глубоко сочувствую всем честным следователям, прокурорам, службе безопасности, которые всё прекрасно понимают, но не могут пойти против воли своего начальника, иначе останутся без работы и средств к существованию. У меня тоже есть дети, 3 сына, но я никого не боюсь, пишу и говорю, что думаю, если хотите, судите, пожалуйста, я использую Суд как трибуну. Мне посчастливилось 28 апреля 1990 года заявить И.Каримову прямо в лицо:

-До каких пор вы будите служить КП Узбекистана, а не всему народу?
А если бы мне снова удалось с ним встретиться, то заявил бы следующее:

-Возьмите на себя ту роль по объединению всех партий и движений, которую хотел сделать Бобыр Шакиров, зачем пытаетесь, народ противопоставить друг другу, это может привести к непредсказуемым последствиям.

В своём заключении по написанию образца, для графологической экспертизы, я требую, выпустить из тюрьмы борца за народное счастье Бобыра Шакирова, внука Алимхана Сагуни, отдавшего свою жизнь за Свободу Узбекистана.

Подпись 26.10.1992г.
(продолжение следует)

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи