Народное Движение Узбекистана

Коранические мотивы света и тьмы, чередования дня и ночи в крымской прозе «Изгнания – Возвращения» (3)

Коранические мотивы света и тьмы, чередования дня и ночи в крымской прозе «Изгнания – Возвращения» (3)
25 Temmuz 2020 - 12:54 - Просмотрено 441 раз.

Оригинальный текст из рассказа «Олюм ёлу» («Дорога смерти») Рустема Али (5):

«- Я, Раббим, гунахларымызы багъышла. Ветанымыза къайтып гельмее къысмет эт, джумлейнен берабер. Амин, я, Раббим, – дуа этти Аджымурат деде.

– Амин… Амин… – буюклер ве кучюклер – эписи гонъюльден, ишанчнен дуа этеркен пенджереге бакъалар. Андан аллы-гуллю кок парчачыгъы корюне. Кунеш къавуша. Шу вагонлардаки халкъ ичюн Къырым кунеши бир даа не вакъыт догъар экен? Догъармы аслы?! Догъар, догъар, догъар, дей умют. Догъар, догъар, догъар, деп такъылдата демир копчеклер.

Кунеш къавушты. Поезд Ор къапыда токътамай, къаранлыкъкъа ёл алды. […] – Къырым о якъта къалды! Агълав къопты: ялынъыз бу вагонда дегиль, эписинде анна кокюсинден зорлап айрылгъан эвлят агълавы. […] СССР адыны ташыгъан девлетнинъ акимиети аз сайылы халкълар узеринден япкъан сонъ дереде къатмерли джинаетни алем биринджи кере корьди. Амма айван вагонлары ичине къапавлы халкънынъ агълавыны Алладан гъайры даа ким эшите? Шу вагонларны озгъаргъан инсан къияфетли иблислерми? Частсыз миллетнинъ яныгъы оларны тек зевкъландыра. Яныкъ не къадар аджджы олса, оларнынъ зевкъы да шу къадар арта» [252; С.122-123].

Перевод:

«- О, наш Господь, прости нам наши грехи. Удостой нас возвращением на родную землю, всем вместе. Амин, я, Раббим, – помолился Аджымурат деде.

– Амин… Амин… – большие и малые – все вместе от всего сердца с верой молясь, смотрят в окно. Оттуда виднеется кусочек яркого переливающегося цветами неба. Солнце садится. Когда же заново взойдет Крымское солнце для этого народа в вагонах? Взойдет ли?! Взойдет, взойдет, взойдет, – говорит надежда. Взойдет, взойдет, взойдет, – стучат железные колеса.

Солнце село. Поезд не останавливается в Ор Капы, продолжает путь во мглу. […] – Крым остался по ту сторону! Раздался плач: не только в этом вагоне, во всех раздался плач младенца, насильно оторванного от материнской груди. […] Мир впервые стал свидетелем жесточайшего преступления над целыми народами, свершенного государством под названием СССР. Однако кто же слышит плач народа, заключенного в скотские вагоны, кроме Аллаха? Может иблисы в человеческом обличии, сопровождающие эти вагоны? Страдание несчастного народа только доставляет им удовольствие. Насколько горше страдание, настолько слаще их удовольствие» [252; С.122-123].

Оригинальный текст из повести «Саба ола, хайыр ола» Айдера Османа (6):

«Поезд гедже-куньдюз демейип, эп кете. Вагон ортасына къойылгъан къопкъадан бедат сасыкъ келе. Амма башкъа чаре ёкъ. Эр ким онынъ янына бармакъ ве анда озюнинъ аджетини корьмек керек. Бу маскъараллыкъкъа даянып оламагъан яшчаракъ къадынлар агълайлар. Эслилер оларны тынчландыралар: «Сабыр эт, балам, бу бельки даа ахыр-заман дегильдир. Бельки бизим кунешимиз даа батмагъандыр», – дейлер» [178; С.37].

Перевод:

«Поезд идет днем, идет ночью. Из поставленного посреди вагона ведра исходит зловонный запах. Однако другого выхода нет. Все вынуждены справлять нужду туда. Плачут от стыда женщины помоложе. Те, кто постарше, успокаивают их: «Потерпи, дочка, может это еще и не конец света. Может наше солнце еще не кануло», – говорят они» [178; С.37].

Оригинальный текст из рассказа «Олюм ёлу» («Дорога смерти») Рустема Али (7):

«Орталыкъкъа къаранлыкъ кольгеси тюше башлагъанда аш вакъыты битти ве осьмюрлер чанакъ-чёльмекни йыгъыштырып, ашчыларгъа теслим эттилер. Аскерлерден бири къопкъалар ичинде къалгъан ювундыкъны корип:

– Что, не понравилось! Вам и этого много, продажные собаки! – деди.

– Голод не тётка. Этот же бульон завтра сожрут, ашчы къопкъаларда къалгъан шингенликни метиге бенъзеген къазан ичине тёкти.

Акъареттен ве эр аньде энъсесине тюше биледжек тюфек къундагъындан къачынгъан, шу тазыйыкътан отьрю кет-кете козачыкълашкъан адамлар гъафлет къалмамагъа тырышыркен, ильк эмир иле вагонларына толуштылар. Къапылар орьтюльди. Къаранлыкъ. Даа бираз тургъан сонъ поезд окюрди, тепренди, яваш-яваш кочьти» [252; С.130-131].

Перевод:

Когда уже начало темнеть время еды подошло к концу и подростки собрав посуду отдали ее поварам. Кто-то из солдат увидел остатки помоев в ведрах:

– Что, не понравилось! Вам и этого много, продажны собаки! – сказал он.

– Голод не тетка. Этот же бульон завтра сожрут, повар вылил оставшуюся в ведрах жижу  в похожую на бочку кастрюлю.

Люди, избегающие оскорблений и ударов прикладом оружия, которые могут быть нанесены каждое мгновение, и изрядно прозревшие от пережитого стресса, стараясь быть предельно внимательными, вовремя вернулись в вагон по первому сигналу. Двери закрылись. Темно. Через некоторое время поезд заревел, затрясся и потихонечку двинулся с места» [252; С.130-131].

Оригинальный текст из повести «Саба ола, хайыр ола» Айдера Османа (8):

«Къапыны къапаттылар. Паровоз фышкъырды, окюрди, вагонларны тасырдатып, о якъкъа-бу якъкъа уйтеди ве кочип кетти. Кеттикче сурьаты тезлешти. Адамлар сустылар. Къычыра-къычыра, агълай-агълай ёрулгъан адамлар энди лакъырды этмек истемейлер. Хатидженинъ бар сесинен къычыраджагъы, Муслимни чагъыраджагъы кельди. Дерсинъ, шимди бу къаранлыкъ вагон ичинде «Муслим!» деп къычырса, къаердендир Муслим джевапланаджакъ киби эди. Мемет кене аджыныкълы сеснен агълап башлады…» [178; С.36].

Перевод:

«Дверь закрыли. Паровоз запыхтел, заревел, застучал вагонами, толкнул туда-сюда и двинулся с места, постепенно набирая скорость. Люди замолкли. Уставшие от криков и плача люди уже не хотят говорить. Хатидже захотелось что есть силы крикнуть, позвать Муслима. Будто если она крикнет: «Муслим!» сейчас в этом мрачном вагоне, то Мислим ей откуда-то ответит. Мемет снова начал жалостливо плакать…» [178; С.36].

Оригинальный текст из романа (повести – Р.К.) «Джанлы нишан» («Живая мишень») Ибраима Паши (9):

«…Вагонлар астында копчеклер тасырдайлар. Куньдюзми, геджеми анълашылмай. Къап-къара титис перде эр ерни къаплап алгъан. Тосат-тосат тыштаки бекчилернинъ кескин давушлары эшитиле. Давуш чыкъаргъанлар кендилери къоркъа эдими, ёкъса къоркъузмакъ истей эдилерми, анъламакъ къыйын эди» [176; С.35].

Перевод:

«Под вагонами стучат колеса. День ли, ночь ли – не ясно. Мрачная-премрачная отвратительная пелена окутала все. Временами слышатся резкие голоса охранников, что снаружи. Было непонятно, хотели ли они своими голосами кого-либо напугать, или делали это из страха» [176; С.35].

Оригинальный текст из романа (повести – Р.К.) «Джанлы нишан» («Живая мишень») Ибраима Паши (10):

«Корьмесенъ, бильмесенъ, аслы инанмазсынъ. Инсанларны джанлы нишан ерине къулланалар. Темет бу сой ойлардан арынып, башыны котерди. Мавы кок куббесини корьмек истеди. Козьлерине баракнынъ къап-къара таваны илишти. Барак балкъурт сепетини анъдырып, увулдай эди.

– Не индемейсинъ? – деди Джамшид Теметке тараф чевирилип. – Шу озен ялысында не къадар адам комюльгендир, билесинъми?

– Ёкъ, бильмейим, эм бильмек де мумкюн дегиль.

– Атылгъанларнынъ эписи анда! – деди Джамшид.

– Эбет, эписи анда.

– Ола билир.

Теметнинъ вуджуды титреди» [176; С.42-43].

Перевод:

«Если сам не увидишь, то и не поверишь ни за что. Людей используют как живые мишени. Темет, избавившись от этих мислей, поднял голову. Ему захотелось увидеть голубой небосвод. Но глаза уперлись в мрачный-премрачный потолок барака. Барак гудел словно улей.

– Что молчишь? – спросил Джамшид, повернувшись в сторону Темета. – Знаешь, сколько людей захоронено на берегу этой реки?

– Нет, не знаю, и узнать нельзя.

– Все, кто расстрелян – там! – сказал Джамшид.

– Да, все там.

– Может быть.

Темет задрожал всем телом» [176; С.42-43].

Рустем Караманов

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи