Народное Движение Узбекистана

ШАМШАД АБДУЛЛАЕВ: “КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ, ДОМ НА ОКРАИНЕ ГОРОДА

ШАМШАД АБДУЛЛАЕВ: “КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ, ДОМ НА ОКРАИНЕ ГОРОДА
01 Nisan 2014 - 12:49 - Просмотрено 3521 раз.

1801163_628935197178857_556238809_oЭто состояние, пожалуй, непригодно для слов и предшествует любому смыслу, но именно в нем ты соответствуешь себе, и твое затравленное «эго» находит уют. Когда я вижу крымских татар, передо мной встает иной мир, иной миф: Средиземноморье, в котором поселился, как написал Лоуренс Даррелл, Бог мест.

Почему так? Мои друзья, Шевкет, Юсуф, Амза и Асан – их лица двадцатилетней давности на фоне здешней мусорной Аркадии, породненные пустошью, в конце города, среди глинобитных я зв и пергаментных камней в Тякше (название района в Фергане). На космополитичном базаре наверняка всплыли бы не тюркские стежки, но крупные романские знаки, бороздящие их со лба до шеи. (Стоит ли     рассматривать фотографии тех лет, чтобы признать: так и есть?).

Я угадывал в них утонченность, всякий раз в будни и в середине воскресных длиннот, в летний вечер и вне сезона попирающую робкие веяния немотствующего в окрестности остракизма, – судьба и свет. Их лишили стартовой сущности, земли, которую они сумели наверстать неколебимостью ее же отсутствия в смене простых чувств, изо дня в день, здесь. Как же иначе объяснить романтический драйв молодых людей, получивших привилегию бежать внешнего, чужой собственности, где спокон века заведен механизм опасливой конкретности и махровой натуры? Как еще посмели бы они выстоять перед плоской зримостью и подменить повседневную сцену другой жизненностью, полной изысканности и улыбки, пока простор сух и безответен? Страстотерпец владеет одной родиной – сладкой пропастью между человеком и неизвестностью. Теперь я один, мир поодаль напряжен и тих, но тогда, рядом с ними (сколько несут они греческого, португальского, турецкого, мальтийского, марокканского, этрусского в себе?), каждая вещь разила надежностью и ширью, от серой выемки в расплавленном тротуаре до небосклона: обещание и поэтичный эрос. Бирюзовые края колониальных строений, стремящихся нажить насовсем неподвижность, крепились кириковской инертностью. Вот губы, в которых сквозил вкус к побережью, привитый к ним прежде них. Прямоугольные стекла лоснились под солнцем, словно смазанные салом, и ты распахнул синюю дверь в обширный и чистый двор, как если б вошел в теплый веристский роман начала века. Несколько юношей устроились полукружьем на веранде и пили кофе. Мой друг, хозяин. Его сестра протянула мне чашку, и движение ее правой руки выдает всех героинь Леопарди. Да, на самом деле. И необязательно быть ненормальным, чтоб ощутить подобный кайф. Комнаты, спальня и гостиная дышали такой нежностью, что хотелось перерезать себе горло. Белизна скатерти и занавесок, настенный ковер, сочный сингармонизм, примешанный к нейтральной речи, когда гости, беседуя, роняли короткие восточные реплики меж русских флексий, длились часами. Потом хозяин включил магнитофон (семьдесят шестой год, август, палящий зной): Cream. (Нам, естественно, мерещилось: Крым, хотя мы и “делали вид” – молчали, будто заодно с нами ручались в неведении Клэптон, Брюс и Бейкер). Это правда. Такой эпизод хранился в моей памяти, как тяжелая драгоценность, чтоб однажды ослепить страницу лучами ловушек и совпадений из прошлого. Бумеранг задел сейчас мой висок и просвистел прочь ворохом аллюзий и сходств. Тот крымско-татарский дом, словно пропитанный средиземноморской свежестью, стоял подобием четкого сна в обшарпанном квартале, ибо семья, живущая в нем, построила его за счет некой несуществующей тут святыни, усилием своих утрат, щемящих зия ний и пауз вокруг. Казалось, морской дух перебрался в топографический тупик, на маленький участок в долине и прикинулся крышей, окнами и дверью. Однако история резервирует людей и пространство ради новых ролей. Сегодня, когда мои друзья возвратились в Крым, никто и ничто, никакая маска или сюжет не восполнят их. Только неизменными остаются фигуры старых изгоев, отлученных навсегда от собственной идентичности под пустым небом, – сумасшедших и самоубийц.

ШАМШАД АБДУЛЛАЕВ

Шамшад АБДУЛЛАЕВ 

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи