Женя ака

Женя ака
18 views
02 April 2017 - 13:05

Евгений Евтушенко 2017-йилнинг 1 апрелида 85 ёшида АҚШда вафот этди. Горбачев ҳуррияти даврида ўзбекларни ўзбек депутатларидан кўпроқ қайғурган арбоб ўлди. Евтушенко ўзининг дўсти Омон Матжон билан ўзбек далаларини кезиб пахта қулига айлантирилган болаларни кўриб изтироб чеккан қайғидош эди. У ўзбек шоири Омон Матжоннинг “Чарли Чаплинни эслаб” деган шеърини рус тилига таржима қилган эди.

Чарли Чаплин ўлди.
Ҳаёл экрани
Беҳос қора тортди.
Мусиқа тинди.
Қарз берилган нурни олиб кетдилар —
Тунлари Чаплинсиз яшаймиз энди.

Ўтган асрнинг саксонбешинчи йили. Советларнинг сассиз мамлакати ичидан сасини чиқарганлардан бири Женя ака Евтушенко эди. Тошкент аэропортидаги аянчли аҳвол ҳақида ëзган ҳам Евтушенко эди. Бир марта Омон Матжон билан Евгений Евтушенконинг Хивага боришида у кишига ҳамроҳ бўлган эдим. (Музей ходими эдим ўшанда) Женя ака Урганчдан Хивага кетаëтиб йўл четида пахта териб юрган болаларни кўриб машинани тўхтаттирди. Ноябрь изғиринида қоп қорайиб кетган болалар ëнига бориб¸ уларни бағрига босиб кўзига ëш олди. Устидаги куйлакни ғижимлаб “Пахтадан куйлак киямиз деб бу болаларни жувонмарг қиляпмиз.

Бошқа совет ўқувчилари мактабда ўқиëтган пайтда бу болаларнинг умри пахтада ўтяпти” деди у қўлларини осмонга силтаб. Бизга ҳамроҳ бўлган Обком инструкторининг кўзлари ола кула бўлиб кетди. Кейин машинага қайтиб Хивага йўл олдик. Табиатан қувноқ ва сергап Женя ака 20 километрлик йўл бўйи индамай кетди. Фақат унинг мовий кўзлари пешонамиздгаи кўзгудан бизга изтиробли савол билан боқар эди.

Хива райкоми меҳмонхонасидаги зиëфат пайтида у райком биринчи котибига қараб “Ҳар ҳолда пахтадаги болаларга овқат беряпсизларми” деб сўради. Томоғидан овқат ўтмаганди уни..

Яхши одам¸ интелектуал зиëли ва оташин шоир эди. Тоталитаризм¸ авторитаризм¸ жоҳилликнинг антиподи эди.

Диктатор Сталин ўлимидан кейинги “умидлар даври”нинг ëрқин сиймоларидан бири эди.

Женя ака кейинчалик СССР халқ депутати бўлганида Ўзбекларни энг кўп қайғирган киши бўлди. Омон Матчон оға билан дўст эди. Ҳатто Омон Матчонни ўзи суратга олган “Болалар боғчачи” филмида роль ҳам ўйнатган эди.

Шуҳрат Бобожон
“Озодлик” радиоси ходими

* * *

Журавли

На берегу Джейхуна,только весна настала,
я любовался миром тонких весенних ростков,
а журавлей цепочка вылетела устало,
неумолимо снижаясь прямо из облаков.

Ранней весны посланцы,полные тайным свеченьем,
были они невесомы,будто бы чей-то вздох,
и нерушимо летели в древнем ряду священном,
в том, что разбить не сумели все потрясенья эпох.

Может, они летели с первого дня сотворенья
вестью крылатой трубной, вечные журавли,
и рассекали крылами сверхзвуковое время,
грустно ища хоть кусочек неперекрытой земли.

Нынче земли нехватка в тесном для птиц Хорезме.
Век наш двадцатый, будто железная борона,
корни всех диких тугаев безжалостно перерезал,
от Джейхуна осталась только легенда одна.

Крылатые кони из сказок, серебряные озера,—
я спрашиваю безмолвно — где вы сегодня, где?
Где первобытность мира,прячущаяся от взора,
где вы, огромные рыбы,играющие в воде?

Неужто уже не усльшать поющие вольные воды,
поющие вольные травы от черного дыма вдали?

Неужто уже не осталось такого клочка природы,
где мы бы сказали со вздохом:

«Так было в начале земли…»
Боялись нарушить когда-то
вакуфных земель и мазаров
покой целомудренно-строгий
таинственный, древний покой.

Поверженная, как мамонт,
природа лежит среди зарев
и даже рассвет с закатом
путает с тайной тоской.

Стремителен темп эпохи,
когда пропускают сквозь сито
каждую горсточку почвы
и делают землю золой.

Земля моя, сколько столетий
тебя разрыхляют копыта,
а ты возрождаешься снова,
и снова ты пахнешь землей.

Но мало земли,
так мало.. где дышит нетронуто зелень…

Ах, журавли, снижайтесь!
А я постараюсь — для вас найти,
чтоб не пачкали крыльев,священные чистые земли.

Вы спросите — где?
Неважно!

Найду в глубине своих глаз.
Ах, журавли!
Подлетайте!
Садитесь ко мне на плечи.
Я вас понимаю, ибо
я в чем-то журавль и сам.

Пусть мокрые ваши крылья
не в страхе, а в счастье от встречи
меня по щекам колотят
и хлопают по глазам.

Присаживайтесь!
Не пугайтесь!
Я каждым ударом сердца,
как ласковой колыбельной,
хочу вам навеять сон.

Напутствуя к новым далям,
я всею душой хорезмца
хочу колыбельной напомнить
Хорезм отошедших времен.

Когда мы, узбеки, строим
дома не чужими руками,
то мы оставляем в них место
для каждого из сыновей.

Строители, не забывайте
о птицах над облаками!
Оставьте хоть чуточку места
для каждого из журавлей!

Аман Матчанов, Узбекистан
Перевод с узбекского: Е. Евтушенко