Народное Движение Узбекистана

Истина восторжествует

Истина восторжествует
28 Haziran 2020 - 14:07 - Просмотрено 698 раз.

Тема изгнания усилила тенденции к религиозной и этнической самоидентификации крымских татар по той причине, что она в силу мусульманской ментальности народа уже прочно обосновалось в сознании народа. Именно изгнание было той формой массовых репрессий, практикуемой многобожниками, беззаконниками в отношении монотеистов. В Коране теме изгнания уделено внимание именно в контексте противостояния муъминов с мушриками и воинствующими неверующими(кяфирами):

  1. Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступников.
  2. Убивайте их (многобожников), где бы вы их ни встретили, и изгоняйте их оттуда, откуда они вас изгнали. Искушение хуже, чем убийство. Но не сражайтесь с ними у Заповедной мечети, пока они не станут сражаться с вами в ней. Если же они станут сражаться с вами, то убивайте их. Таково воздаяние неверующим!
  3. Но если они прекратят, то ведь Аллах — Прощающий, Милосердный.
  4. Не знаешь ли ты о знати сынов Исраила, живших после Мусы? Они сказали своему пророку: «Назначь для нас царя, чтобы мы сражались на пути Аллаха». Он сказал: «Может ли быть, что если вам будет предписано сражаться, вы не станете сражаться?». Они сказали: «Отчего же нам не сражаться на пути Аллаха, если мы изгнаны из наших жилищ и разлучены с нашими детьми?». Когда же им было предписано сражаться, они отвернулись, за исключением немногих. Аллах ведает о беззаконниках. (Сура «аль-Бакара», 190-192 и 246 аяты).

Следует обратить внимание, что в Суре «аль-Бакара» упоминается Заповедная Мечеть – Масджид аль-Харам. Слово Харам в данном контексте является обозначением заповедного места для поклонения Всевышнему. Къырым не только по произношению, но и по значению удивительно близок с арабским Харам в значении священный, заповедный; святое место, что лишь подтверждает на практике именно нечеловеческое происхождение адамического языка, заключающего в себя таинство, знамение Всевышнего, категориально закодированное в разных языках, о чем в Коране сказано: «Он научил Адама всевозможным именам, а затем показал их (творения, нареченные именами) ангелам и сказал: «Назовите мне их имена, если вы говорите правду» (Сура «Аль-Бакара», 31-ый аят). «В этом смысле можно сказать, что адамический язык является условием последующего человеческого фактора. Адамический язык не является человеческим фактором, он является неким условием того, что описание, которое мы создаем, матрицы, которые формируются обществом и накладываются на вновь приходящих в этот мир, – это все как бы кляксы на том огромном белом листе бумаге, который задан адамическим языком. Вот, допустим, Древний Египет, древнеегипетский язык, древнеегипетская религия, древнеегипетская матрица с фараоном в центре – это одна клякса» (Гейдар Джемаль. Разговоры с Джемалем).

В тексте Священного Корана мы получаем слово в истинном его исходном, изначальном значении. Слово Харам арабского языка является мощной зацепкой или, пользуясь терминологией Гейдара Джемаля, понятийной «точкой сборки», вокруг которой растут конструкты, которые «организованы так, что обязательно хотя бы один из образов, заложенный в некий конструкт, участвует в других, пронизывая таким образом этот ковер, созданный из имен подпольной ассоциативной сетью. Это сверхъязык, и только в поле этого огромного ковра узоров, которые не имеют никакого отношения к описаниям, мирам, так называемой реальности, можно вырезать куски, которые будут конкретными языками на человеческом уровне, пошире или поуже. Эти куски можно накладывать на Бытие (картину мира, например – Р.К.), точнее отражение Бытия в зеркале, и тогда получается организованный мир с теми же деревьями и крокодилами, если не летающими ящерицами (для изобилия) (Здесь Гейдаром Джемалем отмечена именно предрасположенность человека к мифотворчеству, как уходу от Истины в мир лживой мифологии – Р.Къ) (Гейдар Джемаль. Разговоры с Джемалем). Чудо адамического языка с точки зрения незыблемости истинного смысла обнаруживает себя в тюркском-крымском слове, образованном по правилам словообразования в тюркских языках.

По своей структуре слово Къырым – это тюркское слово, образованное с помощью аффикса –ым отглагольного имени существительного из глагола къырмакъ. Известны такие значения этого слова, как – «основательно вычистить, выскоблить, выскрести» (что-то из чего-то); «дренировать»; «вырезать, высекать, выпиливать, выточить» (обособить, выделить что-то от (из) чего-то). Например: къырма – «что либо выточенное, выпиленное»; къырма тубыкъ – «выпиленный шар» (Махмуд ал-Кашгари. Диван Лугат ат-Турк). Таким образом, если къырмакъ употребляется в значении высечь, выделить, обособить, то логично употребление отглагольного существительного от глагола къырмакъ в отношении того, что высечено, выделено, обособлено. Интересно в данном контексте употребление слов Къырым и Къарым в Древнетюркском словаре в значении «ров», как своеобразной границы между своим высеченным, выделенным, обособленным, укрепленным, огороженным, надежно защищенным от посягательств местом и внешним миром. В подтверждение этой теории говорит и древнетюркский дестан Эргенекон, в котором сообщается, что тюрки, готовясь к войне, чтобы обезопасить свой народ, создали лагерь и вырыли вокруг него непроходимые рвы; и история: в Крыму обнаружены следы рвов окружавших в древности город Къырым, по которым можно определить его границы. Общеизвестно также, что Крым отделялся от материка рвом и укреплениями – Ор Капы или Ферах Кермен, которым придавался смысл надежной преграды и твердыни.

Рустем Муедин в своем материале «Кермен, Инкерман, Керменчик, Къырым, Кремль…», опубликованном в 3-ем номере журнала «Йылдыз» за 2007-ой год, указывает на то, что название Къырым официально закрепилось за полуостровом после завершения восстановительных работ над перекопскими укреплениями и рвами, начатыми при Хаджи Гирее в 1449 году, продолженными Менгли Гиреем и завершенными Сахиб Гиреем в 1540 году. Вследствие чего город Къырым стал наименоваться Эски Къырым (Старый Крым). Название Къырым утвердилось за всем полуостровом вместе с исламской идентичностью его народа. Таким образом, он был выделен и отделен от материка как заповедная земля, земля единобожия-таухида, из чего логически следовало, что это защищенное от неверия и куфра заповедное место, где акцент ставился именно на мусульманской идентичности его народа. Это именно тот случай, когда исходный, изначальный, истинный смысл коранического слова утвердился в тюркском слове. Созвучное слово «храм» в славянских языках несет в себе близкую смысловую нагрузку в значении места поклонения и богослужения, убежища.

Но история знает и другие примеры применения этого слова, например, в значении слова «кремль» из двух составляющих Къырым+Эль (эль – страна, земля (тюрк.) русского языка. Интересно, в данном контексте, как Рустем Муедин в своем материале «Кермен, Инкерман, Керменчик, Къырым, Кремль…» пришел к аналогичным выводам относительно происхождения слова «кремль». Здесь очевидно влияние человеческого фактора, явно выраженное «сакрализацией» института власти обозначенного именем «кремля» в картине мира или матрице схожей архетипически или по исходному типу с древнеегипетской картиной мира или матрицей с фараоном в центре. Здесь мы видим на конкретном примере явление «кляксы», искажения истинного смысла под влиянием человеческого фактора. Таким образом, произошло наделение величием и приоритетностью не веры, не праведности, а власти и ее средоточия, причем по аналогии с древнеегипетской матрицей, с той лишь разницей, что в центре картины мира вместо фараона, как индивидуального выразителя преступной власти, стоит «кремль». И фараон и «кремль» претендуют на сакрализацию в картинах мира своих общин, в котором мера всех вещей субъектна в рамках бытия, а значит субъектностью в ней наделяются идолы, лжебоги, отождествляемые с высшими проявлениями мирской власти и могущества. Таким образом мы сталкиваемся с репрезентацией архетипа фараона, наделяемого сакральными смыслами через наименование именем, истинный смысл которого искажается в новой лжематрице. Помимо репрезентации исходного типа или архетипа в ложном мифологическом аспекте мы имеем дело с переносом сакральности с твердыни, заповедной земли праведного поклонения Всевышнему (земли единобожия-таухида) на твердыню властителя и господства на земле. Здесь истинное значение имени заменялось мифическим, измышленным значением при сохранении имени. Схожий образ «сияющего города на холме» (а значит выделенного, обособленного, уникального, исключительного) стал где-то даже стержневой метафорической фигурой далеко не безобидного мифа американской исключительности, к примеру. Как видно, любой миф, заменяя истинные смыслы и значения, маскируется их именами и образами для внушительности. Именно в этой связи в Священном Коране звучит предостережение: «Не облекайте истину в ложь и не скрывайте истину, тогда как вы знаете ее» (Сура «аль-Бакара, 42-ой аят). Также в Коране человек предостерегается от сознательного замещения Истины мифологией под именем Истины: «Они не оценили Аллаха должным образом, когда сказали: “Аллах ничего не ниспосылал человеку”. Скажи: “Кто же ниспослал в качестве света и верного руководства для людей Писание, с которым пришел Муса, и которое вы превратили в отдельные листы, показывая некоторые из них и скрывая многие другие? А ведь вас обучили тому, чего не знали ни вы, ни ваши отцы”. Скажи: “Аллах”. Затем оставь их забавляться собственным празднословием» (Сура «аль-Ан’ам», 91-ый аят).

В тексте Корана передается базовая исходная схема противостояния мушриков-беззаконников и воинствующих неверующих преступников с верующими – монотеистами. В этой схеме и отображаются массовые репрессии беззаконников и преступников в отношении мусульман и муъминов, реализованные в базовой схеме преступного самоутверждения через три его составных компонента: угрозы, насилие (произвол), массовые репрессии (изгнание). Именно эта преступная схема преступного самоутверждения в отношении крымских татар и других преимущественно мусульманских народов, подвергнувшихся преступному выселению в СССР, была реализована в сороковые годы 20-го столетия. И если в тексте Корана дается установка на усилие на пути Веры – в виде, в том числе, вооруженного Джихада и возвращения к Заповедным местам, то и крымский народ в условиях изгнания и тоталитарного гнета тоже вырабатывал методику борьбы за самосохранение и возвращение в Заповедный и завещанный Крым, в зависимости от послаблений жестких ограничений в свободе со стороны репрессивного режима:

«После депортации коренного народа была ликвидирована его национальная автономия, система образования на родном языке, учреждения культуры, организованно собраны и сожжены книжные фонды библиотек и частных собраний, вся научная, учебная, художественная и другая литература на крымскотатарском языке. Тремя Указами Президиума Верховного Совета СССР (1944, 1946, 1948гг.) были изменены названия населенных пунктов, сельских советов и районов Крыма (всего около 1400 названий), распаханы многовековые кладбища (более 1500). Конфисковано все движимое и недвижимое имущество депортированных граждан. Государством была создана жесткая система ограничения прав и свобод по этническому признаку, 48 антиконституционных законодательных и нормативных актов СССР и союзных республик ограничивали права репрессированного крымскотатарского народа. Указы Президиума Верховного Совета СССР, принятые в разное время, в концентрированном виде отражают политику тоталитарного государства в отношении ряда репрессированных народов и в частности крымскотатарского. Указ от 26 ноября 1948 года, гласил: ―… установить, что переселение в отдаленные районы Советского Союза указанных выше лиц (чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и др.) проведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства‖, ―за самовольный выезд, побег из мест спецпоселений … за это преступление в 20 лет каторжных работ‖. Через восемь лет Указ от 28 апреля 1956 года отменил режим спецпоселений, но второй пункт его определял ―…они не имеют права возвращаться в места, откуда были выселены‖. Высший законодательный орган СССР лишал крымскотатарский народ этнической родины, материальной и духовной культуры, возможности полноценного развития. Следующий Указ от 5 сентября 1967 года снимал необоснованные обвинения с народа, но упразднял этноним ― крымские татары‖, и вводил новое понятие –―татары, ранее проживавшие в Крыму‖ или просто ―татары‖, распространяя на него этноним другого тюркского этноса – татар Поволжья. Изменение этнонима проводилось с далеко идущими целями. Крымские татары и крымскотатарский язык были исключены из реестра народов и языков СССР. Вплоть до самой «перестройки» и «гласности» на протяжении десятилетий на всей территории СССР в периодических изданиях, радио и телевидении крымские татары и связанная с ними тематика находились под строгим запретом. В Узбекской ССР, где только с 1957 года стала издаваться художественная литература и республиканская газета на крымскотатарском языке «Ленин байрагъы» («Ленинское знамя») (без указания языка издания), в выходных данных книг язык издания указывался как татарский. Карательная система, исключительно по этническому признаку применяла жесткие репрессивные меры в отношении каждого крымского татарина, который осмеливался вернуться в Крым. В 60 – 80 годы ХХ века, сотни людей были осуждены местными судами и подвержены различным уголовным и административным наказаниям в Крымской области за нарушение паспортного режима среди них матери и отцы многодетных семей, инвалиды и ветераны войны, тысячи были повторно выселены за ее пределы. В эти же годы в отношении активных участников, самого массового в СССР национального движения крымских татар, были организованны самые настоящие судилища. За годы борьбы за возвращение на Родину тысячи представителей народа выезжали в Москву для встречи с партийным и советским руководством страны. Были собраны миллионы подписей под требованиями организованного возвращения и расселения в местах исторического проживании, восстановления национальной автономии – Крымской АССР. Всего в ЦК КПСС и Верховный Совет СССР, к пленумам и съездам КПСС было сдано более 300 томов документов» (Р.Д. Куртсеитов. Влияние последствий Второй мировой войны, тотальной депортации и послевоенной политики тоталитарного режима на историческую судьбу крымскотатарского народа).

В истории крымского народа это противостояние с преступной властью шло не только по линии противостояния преступной власти-хранительницы мифологии с возведенным на пьедестал идолом против народа – хранителя Истины, но и по линии противостояния вероотступников из народной среды, сознательно преступивших против Истины, против поборников и хранителей Истины из народа. Для выбора стези сотрудничества с преступной политсистемой как характерная черта необходима ущербность, комплекс неполноценности вследствие принадлежности к такой вот этнической группе или народу, не вписывающимся своей Истиной в мифологию правящих «фараонов» и «жрецов», желание избавиться от которой в глазах преступной системы непременно реализовалась через национальное отчуждение или националпредательство, как форму нравственного отчуждения, не просто демонстрируемое безразличием к народной судьбе и перспективам, но и непременным преступным самоутверждением в системе ценностей и ориентиров преступного сообщества в отношении народа, обозначенного им как «враждебный» в системе мифов оправдательного в отношении преступной политики характера для самоидентификации себя не как представителя народа и хранителя Истины, а как «блюстителя «фараонско»-преступно-партократического интереса в национальной политике». Такое национальное отчуждение не плод воображения и допущений, а реальное явление, имевшее место в жизни, наблюдаемое и фиксируемое, в том числе, в периодической печати, например, в газете «Янъы дюнья» («Новый мир») от 24 июля 1991 года вышел материал «Менбариев ким эди» («Кем был Менбариев»), ценность и интерес которого заключается именно в фиксации этапов нравственного отчуждения через преступное самодовольство от выгодной самоидентификации себя с преступным политическим сообществом в ущерб народному интересу, выраженными преступными действиями против Истины в угоду лживого мифа.

Именно Истина является принципиальным критерием расхождения и несовместимости преступной власти и народа, игнорируемого преступной системой, узурпирующей властные полномочия, и заменяющей истину мифологией, в силу чего народ-носитель Истины не совместим с ней. Здесь государственная мифология служит интересам самой власти, упрочивающей свое положение через «сакрализацию» и, в идеале для преступного режима, коллективную «фараонизацию», тем самым превозносящую себя в эдакий несокрушимый идол, и наделяя в соответствии с «сакрализированным» своим образом себя неограниченными репрессивными полномочиями в отношении всего, не вписывающегося в мифологию, и в первую очередь, в отношении носителей Истины.

Надо отметить, что государственная мифология устойчиво функционировала в интересах партократии в СССР. Н.Н. Фирсов отмечает: «Мифологическое пространство СССР в целом отвечало основным архетипическим образам коллективного бессознательного, определяющим традиционное мировозрение. Речь в данном случае идет о таких устойчивых мифах, как “советский народ”, “общество всеобщего равенства”, образы могущественного внешнего врага – капиталистического мира с его эксплуатацией человека человеком». Как видим, партократия оправдывала свое монопольное право на репрессии необходимостью сплотиться против общего врага – мобилизационный ресурс; мифом о советском народе – унификация до одного типа культуры многонационального сообщества, оправдывающая ассимиляционные потуги госаппарата; мифом об обществе всеобщего равенства, аннулируемым предыдущим мифом, оправдывающим унификацию, в том числе и насильственную или безальтернативную. Таким вот образом, несоответствие этих мифов истинному положению дел и взаимоисключение их лишь подтверждает лживость советской мифологии в интересах партократии и упрощения монопольного управления ею огромных территорий через преступное самоутверждение в отношении Истины и народов, ее хранителей и выразителей посредством родных языков и культур, когда как в 13-ом аяте Суры «аль-Худжурат» Священного Корана сказано: «О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга, и самый почитаемый перед Аллахом среди вас — наиболее богобоязненный. Воистину, Аллах — Знающий, Ведающий». А в 22-ом аяте Суры «аль-Рум» Священного Корана сказано: «Среди Его знамений — сотворение небес и земли и различие ваших языков и цветов. Воистину, в этом — знамения для обладающих знанием». Т.е. культурное и языковое различие не просто защищено с позиции их истинности, но и наделено высоким статусом знамения Всевышнего, посягательство против которого есть преступление против Истины и воли Всевышнего Господа с позиции Ислама.

Говоря о фараонизации, мы не идем против истины, так как фараон здесь – это исходный тип или архетип, обнаруживающий себя на разных витках человеческой истории посредством аналогии, общему набору качеств и характеристик, выдающих формулу преступного самоутверждения. В тексте Корана о фараоне сказано, что он преступал границы дозволенного, что фактически подтверждалось его очевидным непринятием Истины, с которой к нему пришел пророк Муса а.с., и, более того, сознательным преступным самоутверждением через угрозы, произвол (насилие) и репрессии против Истины пророка Мусы а.с. Таким образом, в конфликте ревностного самодовольного охранителя идола себя, как верховного господа – фараона и его знати против носителя Истины – подвергаемого пыткам и издевательствам иноплеменного фараону и его знати народу пророка Мусы а.с., фараон открыто приступил против открывшейся ему Истины из гнева и страха угрозы Истины его лживой мифологии, вознесшей его и его окружение на пьедестал властителей с неограничиваемыми полномочиями. Таким вот образом именно фараон явился исходным типом преступной власти, сознательно преступившей против Истины. Именно этим непременным качеством преступной власти, как готовность идти против Истины во имя утверждения лживых мифов, возвеличивающих роль и значение властителей с целью упрочения их преступного властвования читается как в материале прозы, так и в политической истории. Аналогия с фараоном читается и в реальных действиях реальных лиц. Так, Шамиль Алядин в своей автобиографической повести привел дословно высказывание преступно самоутверждавшегося в отношении крымского народа коменданта: «Я – ваш царь и бог». Когда как Фараон сказал: «и сказал: «Я — ваш всевышний господь!». (Сура “ан-Назиат”, 24-ый аят). Собственно, само название определило как тему, так и содержание повести. Обнаружив измученных голодом жену и дочь, и буквально спасши их от голодной смерти, Шамиль Алядин сталкивается с новыми унижениями, которые ярко иллюстрирует диалог с комендантом:

«Комендант, не предложив мне даже сесть, откинулся на спинку стула и, барабаня по столу пальцами, более минуты сверлил меня взглядом. Потом небрежно взял мои документы, положенные солдатом на краешек стола.

– Фамилия? – Там написано, – сказал я.

Он окинул меня тяжелым взглядом и заорал:

– Отвечайте, когда вас спрашивают!

Пришлось назваться. Перелистывая документы он продолжал задавать вопросы касательно мест, где я воевал, когда демобилизовался, откуда прибыл, сверяя мои слова с тем, что написано. Затем составил протокол допроса, зачитал и потребовал расписаться. После чего предупредил:

– Вы взяты на учет. Без моего письменного разрешения из района ни шагу! Понятно?

– Не совсем. Я вернулся с фронта, имею награды…

– Что вы все за недоумки какие-то, ничего не понимаете с первого раза?! Про фронт, про награды мне талдычите! Может, вас тоже на двадцать лет за Полярный круг отправить, чтобы научились все сразу понимать?!

– Как вы со мной разговариваете? – не выдержал я. – С офицером, старшим по чину?!

– Ха-ха!..- деланно рассмеялся он, поднимаясь с места и большими пальцами обеих рук вправляя под ремень гимнастерку. – Нашелся старший… Я для вас – царь и бог! Зарубите это у себя на носу! Вопросы есть?

Я думал только о том, как бы поскорее оказаться на базаре и вернуться домой с покупками. Вопросов у меня не было, и я повернулся к двери.

– Стойте! – раздался у меня за спиной резкий окрик. – Я вам еще не разрешал идти! Вы все поняли?

– Все.

– Что именно вы поняли?

– Народ наш оказался в нечеловеческих условиях…

Он прищурил глаза, пронизывая меня ими насквозь:

– Вас это не устраивает? К горлу подступил ком, мешая вырваться оттуда крику: «Как вы смеете? У меня умирают с голоду жена и ребенок! Если бы я не вернулся вчера, то уже не застал бы в живых!» Но, взяв себя в руки, я севшим голосом как можно спокойнее произнес:

– Разрешите идти.

– Вот так-то! Идите…».

Таким образом, даже вербально доносимая до нас формула преступного самоутверждения: «Я – ваш царь и бог» является свидетельствованием воинственного неверия, куфра преступника «преступившего границы дозволенного», «распространявшего нечестие», «возгордившегося», «надменного», «деспотичного и тираничного», «излишествующего», «бесчинствующего», «враждебного», «заблудшего», «неразумного». Все эти эпитеты и определения из коранического текста в отношении фараона и его знати или рода характеризуют и преступно самоутверждавшихся в отношении крымских татар комендантов, следователей, надсмотрщиков-преступников «сталинского типа» и обнаруживаются в их речах, действиях, манерах и т.д. Это говорит о глубинной, исходной базовой схеме типологии воинствующего кяфира, безбожника.

Однако и конец этого противостояния предписан. Известен финал истории фараона, преследовавшего пророка Мусу (а.с.) и его народ. Советский режим, преступно подвергший геноциду и этноциду крымский народ и насильно и преступно удерживающий его в изгнании, рухнул в небытие вместе со своими лживыми идолами. Украина, так и не определившаяся со статусом крымского народа в Крыму, очевидно идя против Истины, навязывая унитарную модель и безнациональную автономию в Крыму, оказалась не в состоянии отстоять свой украинский миф. Россия построила мост через Керченский пролив, стремясь добраться сухопутным путем до «сакрализируемого» в новорусской мифологии Крыма – Истинной Заповедной Земли крымского народа на его Истинном языке, не симптоматично ли?

Рустем Караманов

Etiketler :
Оставьте комментарий

 BU HABER HAKKINDA YAPILAN YORUMLAR

( 1 Yorum )

  • Недим Халилов ;

    Очень много собак навешено на Украину…
    Национальная государственность крымтатар состоится с помощью Украины…

    28.06.2020 17:32
Последние новости
Похожие статьи