Народное Движение Узбекистана

ПАМЯТИ ИЗВЕСТНОГО ЖУРНАЛИСТА И ПРАВОЗАЩИТНИКА АЗИМЖАНА АСКАРОВА ПОСВЯЩАЕТСЯ!

ПАМЯТИ ИЗВЕСТНОГО ЖУРНАЛИСТА И ПРАВОЗАЩИТНИКА АЗИМЖАНА АСКАРОВА ПОСВЯЩАЕТСЯ!
01 Ağustos 2020 - 15:30 - Просмотрено 295 раз.

Друзья! По воле Всевышнего я взялся за написание книги, в которой буду рассказывать о тех реальных событиях, которые я пережил в период каримовского репрессивного режима. Хотя работа над созданием данной книги ещё продолжается, я решил делиться с вами отрывком. Я обычный журналист. Из-за неимения творческого опыта по созданию произведений большого объёма, я приношу свои извинения если участятся ошибки в композиции или в методике рассказа, а что касается художественной окраски, то я не чувствую особой страсти отвлечь читателя авторским красноречием.

ВСТРЕЧА С ПОСЛОМ

26 декабря 1993 года я получил сообщение от секретаря посольства США в Узбекистане Эндрю Крафта, в котором он выразил желание встретиться со мной. Я согласился и просил, чтобы встреча была организована не в посольстве. Такую просьбу я мотивировал тем, что не хочу бросаться в глаза спецслужб. Я был удовлетворён в своей просьбе, и встреча была назначена в квартире Дилором Исхаковой, супруги известного поэта, ныне покойного Рауфа Парфи. Тот день его не было дома. Позже я узнал, что они в это время жили отдельно.

Я, поэт Максуд Бекжан и ещё один представитель оппозиции, (Его имени я не буду называть из соображения его безопасности) пришли в назначенный семь часов вечера. Беседа с послом состоялся в полном взаимопонимании. Диалог, в основном, происходил между мною и послом. Ниже привожу текст беседы дословно.

Посол: -Юсуф, скажите пожалуйста, вот судя по характеру начавшихся преследований, власти в Узбекистане решительно хотят уничтожить демократическую оппозицию и свободы слова, в целом. Если они добьются своей корыстной цели, как вы думаете, к каким последствиям это может привести? Естественно, в таких условиях многим представителям оппозиции и журналистам придётся на определённое время покинуть пределы Узбекистана. Не хотите ли вы обратиться за предоставление политического убежища?

Я: -Нет, пока я не намерен покинуть пределы страны и не думаю, что для этого созрела необходимость. Да, Каримов обманул народ. До президентских выборов он претворялся в демократа и ярого сторонника свободы слова, но после победы на выборах, он сразу начал повсеместные преследования на инакомыслящих журналистов и на активистов политической оппозиции. Судя по усиливающемуся давлению на политических оппонентов, он решительно намерен искоренить демократию, которая только начала формироваться. Таким не честным путём он может добиться замедлить, возможно даже, приостановить на время процесс демократизации, но полностью искоренить его он не может, потому что народ, хотя не долго, но жил в ней, почувствовал, насколько полезна политическая прозрачность. Однако, и этот приостановленный период демократизации обходиться для страны очень дорого.

Посол: -То есть?

Я: – Представьте себе, скажем власти задушили свободы слова, отбросили политическую оппозицию с политической арены, тогда подрастающее поколение, среди которых, естественно, будут не мало желающих свободно высказать своё мнение, из-за отсутствия свободной трибуны, они не могут говорить и ищут трибуну. Найдут её в религии. В результате, власти получают незаконное религиозное течение. Начнётся новая волна репрессий. Это будет на долго, и на дорого.

Посол: -Боюсь, что вы правы.

Я: -Я был бы рад, если окажусь не прав в своих прогнозах.

Посол: -Юсуф, я благодарю вас за полезную беседу. Если вы или кто ни будь из ваших единомышленников хочет покинуть страну из-за преследований, мы готовы помочь.

Я: – Спасибо, господин посол!

28 декабря 1993 года.

Власти с помощью насилия заставляют народ молчать. Со временем это молчание превращается в недоверие.

НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ

11 февраля 1994 года я сидел дома за рабочим столом и читал книгу, когда покойная мать необычно взволнованная и побледневшая сообщила мне о том, что зовут меня какие – то незнакомые люди. Одевшись, я вышел во двор. Не дожидаясь приглашений, наглым образом шли в направлении моего дома трое здоровых мужчин лет 25-30, одетых в обычные уличные одежды. После сухого приветствия один их них говорил, что они из МВД и им надо со мной поговорить. -Идёмте с нами, – он сказал мне. Это звучало скорее как приказ, нежели просьба.

Судя по грубому тону его слов, я чувствовал что-то неладное.

Он же, обернувшись к матери сказал: -он скоро вернётся, просто поговорим с ним. Когда вышли, у ворот стояла российская 09. За рулём сидел ещё один верзила, как эти трое. Мне дали место по середине.

И так, мы из моего родного городка Жейнав, отправились в направлении города Карши. Когда ехали мимо поворота, который ведёт в районный центр, я интеррисовался о том , куда мы едим, на что ответил тот, который говорил за всё это время, что я, мол, узнаю обо всём очень скоро. Больше никто со мной не разговаривал. Видимо была такая оперативная установка. Заехав в Карши, за кругом свернули в сторону гостиницы Карши. Подъехав к гостинице, парковали машину.

-Идёмте,-сказал мне тот же, кому разрешено говорить. Трое, окружив меня зашли в здании гостиницы. Поднимаясь на второй этаж, мы сразу свернули налево и пройдя немного по коридору зашли в один из номеров с лева.

Здесь сидели двое: один из них был в камуфляже, ниже среднего роста, полненький , в звании майора. В ходе дальнейших разговоров мне стало известно, что он Батыр Турсунов, начальник контрразведки при МВД. Другой,- чуть выше среднего роста, подтянутый, сутулистый, назвал только своё имя как Тахир. Оба они одного поколения лет по 45-50.

Зайдя, я сразу поздоровался. Ответив мне тем же, Турсунов сказал: -садись Юсуф! Это контрразведка.

-А вы кто?-спросил я сразу.

-Потом узнаешь кто я. Значить так, Юсуф, ты должен помочь нам найти газету “ЭРК”-говорил обязывающим меня тоном Б.Турсунов.

-У меня есть старые номера. Я могу их дать вам, сказал я, зная, что они хотят совсем другое.

-Не морочь нам голову, Юсуф! Нам нужно найти место, где печатается газета,-повысил тон Турсунов.

-Я откуда могу знать где печатается газета, удивился я.

-За то знаем мы,- вскочил с места Турсунов.

-Ну, так идите, возьмите сами, раз уж вы знаете,- логично ответил я.

-Мы бы давно взяли, если бы издавалась в Узбекистане. Издают её в одном из сопредельным государств. Поскольку Тахир умолк, не называя государства, вспомнив, что это не входить в его полномочия, я понял, что старшим по должности среди них является Б.Турсунов. Значить Турсунов старше по должности, решил я.

-В Узбекистане по конституции пресса свободна. Почему преследуете “ЭРК”?-спросил я.

-Если смогут, пусть издают в Узбекистане. Подполье в чужом государстве нам не нужно, твердил Турсунов.

-Ну, вы же не дали издавать её в Узбекистане.

-Эта не наша проблема. Наша проблема-найти редакцию газеты и уничтожить.

-От меня то что вы хотите? спросил я.

-Ты нам достанешь газету. Вернее, мы возьмём вас с поличными, а дальше ты выйдешь из игры. У нас имеются все адреса и телефоны. Только в другое государство мы не можем идти без точных доказательств. Поэтому ты должен нам помочь.

-Раз уж у вас имеются все адреса и телефоны, идите берите сами, причём тут я?

-Ты оппозиционный журналист. Тебе доверяют и считают тебя своим, не подозревают.

-Нет, я на это не способен.

-Не хочешь помочь? Тогда придётся с тобой поработать,- сказал Турсунов и приказал обернувшись Тахиру, -Едем

ТЫ И ВЫ

Тахир вышел и позвал остальных сотрудников. Когда они все вошли, Турсунов дал указание о поездке. Меня посадили в ту машину, в которой приехал, а сами чуть поодаль о чём-то совещались. Турсунов дал им какое-то срочное указание. Потом тот парень, который был за рулём, когда ехали сюда, подошёл к машине первым, открыл дверцу и протянул мне какой-то чёрный дипломат, просил положить его рядом. Я, ни о чём не подозревая, взял дипломат и положил рядом. Все они смотрели друг на друга с каким-то удовлетворением. По команде Турсунова мы выехали на двух машинах.

Я не сомневался, что едем в Ташкент. Я сидел по середине. По дороге сотрудник, который сидел слева от меня, прикурил сигарету. Я сразу же вежливо попросил его не курить в салоне машины. Он, извинившись, потушил сигарету. Старший, который сидел на переднем сиденье, рядом с водителем, потребовал остановить машину. Он вышел первым и позвал того, который только что потушил сигарету, следовать за ним. Втроём, кроме водителя, о чём -то сердито говорили. Потом вернулись в машину. Тот, который пять минут назад потушил сигарету, открыв дверцу, сразу отдернул меня, грубым тоном тыкал на меня и достав сигарету начал курить. Сделал полный рот затяжку, не выдыхая дым сигареты, толкнул меня плечом и начал грубить.

-Ты кто такой, чтобы мне указывать не курить. Вообще-то, надо уничтожать всех вас оппозиционеров. За то, что вы без конца критикуете президента, в Узбекистан перестали поступать инвестиции.

-Во- первых, я не приказывал вам, а просил не курить. На самом деле в салоне машины, без согласия других пассажиров не имеете право курить в салоне машины.

Во-вторых, не тыкайте на меня. Я на много старше вас, тем более, во время несения службы вы не имеете право тыкать людей; в -третьих, если в Узбекистан не поступают инвестиции, кто вам сказал, что они начнут поступать, если уничтожите оппозицию? Не лучше ли устранить проблемы, о которых говорить оппозиция? Вот тогда бы точно инвестиции вошли бы бумом. Вы тоже вместо того, чтобы искать газету ЭРК, занимались бы своей профессиональной работой.

Наступило гробовое молчание. Проехав Самарканд, остановились, чтобы перекусить. Купленные по дороге еду и напитки расставляли на капот машины. Они ели, пили. Хотя я был голодным, с ними кушать не хотел. Пил полстакана газированную воду.

УБИЙСТВО “В РАМКАХ ЗАКОНА”

В Ташкент приехали к 6 часам. Мы вошли в коридор одного из комнат, мне кажется это был кабинет Б.Турсунова,-расположенных на верхном этаже здании МВД. Я стоял и ждал разрешение сесть. Вошёл Турсунов и сказал: -садись Юсуф!

Я сел на стул, который стоял у стены. Турсунов приказал принести дипломат. Дипломат нёс сотрудник, который был за рулём. Меня удивило одно обстоятельство, которое я заметил в этот момент. Почему -то ручка дипломата была завёрнута селлофаном, а сам дипломат он нёс, держа в подмышке. Дипломат положил на стол перед Турсуновым, он тут же удалился.

-”Эх, глупый ты,- укорял я себя,-других учить уму- разуму, язык подвешен, а когда дело касается самого ум твой хромает. Это тот дипломат, которого перед отъездом из Карши мне протянул мент, чтобы я положил его рядом, а это был специально подстроенный вешдок. Турсунов повернувшись на меня Говорил: Юсуф или ты нам поможешь, или ты получишь срок за “макруху”. Ещё на придачу идёт наркота.

Помнишь квартиру в академгородке? Старуху то убили. А этот дипломат был найден на место преступления. Теперь ты понял, насколько щаткое твоё положение? Это,-указал он на дипломат,-на суде будет говорить против тебя.

-Эх, изверги! Думал я про себя с особой ненавистью,- неужели убили Тётю Таню. За какую-то газету? Значить они ни перед чем не остановятся.

Тёте Тане было тогда 65 лет. Родом она была из Украины. Приехала после ташкентского землетрясения, как она мне сама рассказывала и осталась здесь навсегда. Жила она в квартире одного из домов, расположенных возле дома аспирантов что в академгородке. У неё никого не было. Каждый раз, когда я приехал в Ташкент, остановливался у неё. Она была очень добрая и общительная, главная черта, привлекавшая моё внимание,это её отзывчивость.

Помню, когда последний раз я приехал для встречи с Эндрю Крафтом, с секретарём посла США в Узбекистане, как обычно, остался ночевать у неё. Уходя домой, напротив подъезда, я заметил Чёрную “Ладу “ без номерных знаков. Тогда сердце моё ёкнуло. Эти мысли пролетали так быстро, что если бы пришлось рассказать их по порядку, занимало бы не меньше часа.

ДИЛОРОМ ИСХОКОВА

В это время, в сопровождении какого- то сотрудника в камуфляже, зашла Дилором Исхакова. “Бедную, тоже взяли, значить”,-подумал я вначале. На сам ом деле вышло совсем по- другому. После того, как зашла Дилором, Турсунов обратившись к ней, сказал: ты ему объясни, Дилором. Я вас оставлю на едине. Только побыстрее, времени мало, хорошо?

Как только они вошли в кабинет Турсунова, Дилором спросила у меня:- Били?

-Пока ещё нет, а вас когда взяли?-спросил я.

-Меня привезли из дома, чтобы вас уговорить на сотрудничество с ними. Юсуф, соглашайтесь! Они беспощадные. Только потребуйте, чтобы дали обещание не посадить вас после всего.

-Если не соглашусь?

-Подготовили же всё вон,-она кивнула туда, где недавно стоял дипломат с компроматом на меня. -Разве не понятно вам?

-Вы откуда узнали об этом?-спросил я с удивлением.

-Мне тот верзила сказал, который привёз меня.

-Это что сотрудничество? Спросил я и смотрел в её глаза и удивился от того, что мешки под её глазами были необычно большими, чем раньше. Такое ошушение, как будьто она целые сутки плакала.

…………………………………………………………………………

Спас Дилором ответить на неудобный вопрос вышедший из кабинета Турсунов.

Ну, Юсуф, как ты решил? Поможешь нам или выберешь срок на 10 лет? Мало того, и брата твоего закроем. Как его имя, Шерали, да? Ну, который распространял газету ЭРК?

-Ладно поеду, но обещать выпросить газету не могу.

-Когда приедем, я тебе всё сам объясню.
-Едем, приказным тоном обратился он к Тахиру Мулладжонову.

Кроме водителя, Б.Турсунова, и Тахира Мулладжонова, подключился ещё некий Сергей Чанышев . Посадив меня как следует по середине, все перечисленные лица сели в машину и отправились. Хотя мне до сих пор не говорили, в какое именно из соседних государств мы едем, по свойству знакомого мне ландшафта, пролегающего вдоль проезжей части дороги, я определил, что путь держим в Чимкент. Мы с братом недавно ездили за покупками в Алма-Аты по этой дороге, на автобусе. Всё вокруг дороги мне запомнилось от той поездки.

Во время поездки сидевший рядом со мной С.Чанышев, глядя на меня, говорил: -Ну что Юсуф, докричались? Кричали, мустакиллик, мустакиллик (независимость). Вот, оказывается, мустакиллик никому не нужен. Сейчас все так говорят.

Я не ответил на его слова, хотя очень хотелось бы, потому что мои мысли были заняты молитвой. Я без конца обращался к Богу ,чтобы он мне помог спастись из рук этих извергов и бандитов. Было такое ощущение, как будто, если я отвлекусь от молитвы, то, Бог от меня отвернётся и не поможет мне. При себе думал “ Вот Каримов с какими людьми укрепляет независимость страны”.

В Чимкенте встретили нас их коллеги по форме. Их было трое и все в камуфляжах. Значить так договорились. Обнимались горячо и распростёртыми руками. Один из них, судя по тому, как он стоял всё время прильнувшись к Турсунову, был старшим по должности, пригласил на ужин к себе домой. Трапеза продолжалась не долго, за короткое время успели выпить 3 бутылки водки.

Хотя я чувствовал сильный голод, решительно не хотел есть с ними за одним столом. Объявленный мной табу с начала “похода” не есть с недоброжелателями за одним столом, всё более твёрдо обосновался в моей голове и помогало мне как морально, так и физически.

Когда приехали в Чимкентский аэропорт, Чанышев остался со мной. Через некоторое время Тахир принёс билеты. Мой паспорт дали мне в руки. В нём был билет в Алма–Аты. Судя по тому, как мне вернули мой паспорт, я понял, что данная операция была незаконной и не официальной. Значить меня представили не как задержанного, а как своего сотрудника. Это давало мне шанс попытаться при возможности сбежать.

“О Аллах,- молился я при себе,- не оставляй меня в такую тяжёлую минуту. Помоги мне ускользнуть с их рук!” В Алма-Ате тоже у них была своя конспиративная квартира. Адрес не помню конечно, потому что прошло почти 27 лет после тех злополучных дней. Но помню отчётливо, Мы остановились у салона “Елена”, возле которого и был расположен дом, в котором мы остановились. Квартира на первом этаже четырёхэтажки. Как только мы все зашли Б. Турсунов позвал меня к себе. Тахир с Чанышевым перешли в кухню, где взялись за приготовлением еды.

Было не вооружённым взглядом видно, как одолевают Турсунова дорожная усталость и выпитые водки. Меня, конечно, в какой то степени обнадёживающе радовало то, что они себе позволяли выпить. Пьянство убивает их бдительность. При возможности этим я могу воспользоваться. Поэтому всё моё внимание было сконцентрировано на то, чтобы вовремя чуять и не упускать такой момент.

Чанышев поставил на стол по одному колу и фанта с водкой и ушёл обратно. Турсунов открыл бутылку водки, налил грамм сто и выпил, положив стакан на обратно на стол, сразу начал рыться по карманам , достал какой то блокнот и начал проштудировать.

-Вот телефон, Юсуф. Сейчас ты с Чанышевым идёшь в телефонную будку и позвонишь им. Ты не проси у них новый номер, тогда они заподозрят. Ты скажи им, что есть спрос на предыдущий номер. Штук 500 дайте, скажи. Если есть новый номер, тогда они сами добавят. Понял? Смотри Юсуф, не вздумай сбежать. Бесполезно. Ты же видел, какие у нас здесь связи. Серёга, ты иди с ним!-приказал в конце своих наставлений Турсунов.

-А, нельзя ему отсюда звонить? -интерресовался Чанышев.

-Сергей, ты хоть думай, прежде чем говорить. Там что, по-твоему, дураки что ли сидят. Да, в два счёта вычислять, от куда звонок,-заорал на Чанышева и добавил, давай вперёд!

ТЕЛЕФОН

Впереди Чанышев сзади я вышли из квартиры. Хотя стемнело, легко можно было заметить, что небо покрывается чёрными тучами, да и запахом влаги пахло вокруг. Перешли на той стороне дороги и приблизились к телефонной будке. Сергей Чанышев дал мне в руки один жетон и сказал: -Иди позвони и сам прошёл на правый бок будки. Когда зашел он переместился к двери будки. Я набрал пять номера, а шестой ( в Алма-Ате номера телефонов были шестизначными) повременил, но делал вид, как будто говорил. Увидев, что Чанышев отошёл на ближняк, я быстро набрал шестую цыфру. Я сразу узнал по голосу поднявшего трубку человека,-это был Мурод ака (Мурод Джураев: бывший депутат Олий Кенгаша, экс председатель Мубарекского городского совета) Даже не поздоровавшись я перешёл на проблему. -Меня привели сюда, чтобы я выпросил у вас газету. Уходите от -туда! Я попытаюсь убежать.

В это время Чанышев успел вернутся на свой пост. Я сделал вид, как будто завершаю разговор со словами “хоп, хоп, майли” и повесив трубку вышел из будки.

-Ну что, поговорил, спросил он.

-Да, сухо ответил я.

-Пошли тогда!

Пленный и конвой вернулись, семеня бок о бок.

Когда пришли в “штаб” по пустой бутылке было видно, что Турсунов нажрался достаточно. Тем лучше для меня. Тем не менее, он обрадовался, увидев нас.

-Ну что, Сергей?-сначала обратился к Сергею.

-Поговорили в роде бы,-сказал Чанышев.

Потом он ко мне обернулся и задал тот же вопрос.

-Да,-подтвердил я,-поговорил. Он сказал, чтобы я в 11 вечера подошёл к памятнику Абая. Осмотрев вокруг, сами подойдут.

Интересно, даже не спрашивал, с кем я разговаривал.

-Хорошо! Сейчас 90:30. Через час отправитесь. Ты идёшь с Сергеем. За вами будет следовать страховка. Пока покушайте. Сергей, ты не пей!

Я не хотел кушать. Было такое ошушение, как будто если с ними буду кушать с одного стола, разозлю Бога и он мне не поможет. Сергей покушал и удалился в другую комнату к Тахиру Мулладжанову. Я продолжал сидеть напротив Турсунова. Его одолели усталость и выпитые водки. Не прошло и минута, как он сидя на стуле,начал храпеть, а я продолжал при себе молиться, прося Бога спасти меня из рук этих невежд. Настолько от души молился, даже мысленно чувствовал непосредственную близость Всевышнего. Он внушал, мне смелость и решительность взамен как будто обешая мне заступничество. Я глубиной души чувствовал всё это. О, Боже! Сделай так, чтобы они не отняли у меня мой паспорт.

Турсунова разбудил я сам. Проснувшись, он сразу же заглянул в часы.

-Сергей!-крикнул он.

Сергей вышел, обтирая глаза.

Давай, ёп..й, иди мой лицо. Отправитесь. Пора!

Когда пришёл Сергей Турсунов давал нам инструкции действия.

Сергей ты поедешь с Юсуфом в Тайото, в пятидесяти метрах от вас едет ещё две машины ждля страховки. В сто метрах от памятника Абая ты останешься. Дальше Юсуф идёт сам. Сергею он объяснил чего- то отдельно. Об этом можно только догадываться.

Потом, обратившись ко мне, он сказал: Юсуф, смотри, не забудь о домашных! Считай, что твой брат в наших руках. Не забудь! Понял ты меня.

-Понятно,-ответил я.

Выходя из дома мы Сергеем сели в Тайото, которое ждало у подъезда.

За рулём сидел парень лет 25-30, казах по виду. Как только сели, он спросил:- К памятнику Абая?

Значить и ему объяснили. Слава Богу, что не отняли мой паспорт.

Водитель остановил машину по середине двусторонней дороги, потому что на обочине было грязно. Это тоже своего рода маленький повод поскорее отделаться от них.

-Вот смотри, если прямо пройдёшь метров сто, выйдешь к памятнику Абая,-объяснил мне водитель.

-Есть здесь по близости телефон?, спросил я.

-Да,-сказал водитель,-на той стороне дороги.

Я перешёл дорогу, чтобы позвонить . Сергей не выходил из машины. Наверно поверил мне. Я позвонил. Трубку поднял Мурод ака. Вы не ушли ещё?-спросил я.

-Он не рядом?-спросил он.

-нет .

-Они не знают наш адрес. Если бы знали, при шли бы сами, без вас.

-Всё равно следует быт осторожным. Короче, я постараюсь убегать. Помолитесь за меня. Если справлюсь, я сам выйду на вас. Пока!

Вернувшись к машине, я сказал Сергею: -Они вышли. По- моему они здесь, поблизости. Сказали, что скоро будут. Меня просили быть у памятника Абая. Сказали, что, осмотрев вокруг, потом сами подойдут ко мне. Мне показалось, что Сергей как то испугался. Значить, слова Турсунова о страховке был всего лишь блефом, иначе на Сергея мои слова не подействовали бы так сильно. Я старался поскорее оторваться от них, чтобы не вспомнили о паспорте.

-Ну что же, я пойду тогда?

-Да,да, иди!-взволнованно согласился Чанышев.

Когда я зашагал в сторону памятника, начал капать дождь. Не успел дойти , дождь усилился. Скоро лить начал вёдрами. Я такого густого, проливного дождя не видел ни до ни после. Лил настолько сильно, даже не был виден такая крупная фигура Абая, стоявшая в пяти метрах от меня. Дождь усиливался секундами. Слава Богу, он внемлил моим молитвам и дал мне возможность спастись. Если не воспользуюсь создавшейся возможностью, Сергей пожалев меня, может пригласить посидеть в машине.

В это время остановилась красная восьмёрка. Только подойдя поближе, я смог видеть её горевшие фары. За рулём был казах, но говорил по-русски. -Совсем промок. Может отвести надо тебя?

Не дождав разрешения, я сел в заднее сиденье ,и прислонился на левый бок.

-Что, почки простудились?-спросил он.

-Да. Слишком долго стоял под дождём.

-Может отвести тебя в гостиницу поблизости, спросил он, глядя на меня через зеркало. -Паспорт есть собой?

-Да, конечно, вот. Я протянул ему свой паспорт.

Он увидев авиабилет в паспорте как то успокоился, исчезло подозрение.

У меня всего лишь сто долларов. Мне надо тратить экономно. Иначе не могу вернуться обратно домой. Я машинально пощупал карман подмышкой, чтобы убедиться, есть ли купьюра. Есть. Если бы не были пьяны, они наверняка отобрали бы паспорт. Слава Богу!

Если хочешь переночуй у меня дома. Со столом в месте десять баксов с тебя. Пойдёт?

-Можно у вас просушить одежды?, спросил я.

-Запросто, куке.

-Договорились! Сказал я и машинально оглянулся на зад. Нет преследования. Значить из-за дождя меня потеряли из виду. Слава Аллаху!

-Как тебя зовут, куке?-спросил он.

-Юсуф. Ваше имя?

-Жонас. Я водителем работаю. По вечерам, после работы подрабатываю.

-А,ваш шеф кем работает?

-Шеф-частный детектив. Работает вместе с женой. Молодые. Два года работали следователем. Видимо не ладили. Открыли частный детектив. Работа у них идёт нормально. Платят нормально.

Машина остановилась около четырёхэтажного дома.

-Приехали. Ты постой здесь, я загоню машину в гараж.
Я сначала оглянулся, потом вышел и отошёл под крыльцо подъезда. Дождь шёл не так сильно, как 20 минут назад. Я выглянул в сторону дороги, по которой приехали, чтобы ещё раз убедиться, нет ли хвоста. Слава Богу, нет. Теперь только начал чувствовать всем телом, насколько я промок. Засунув руку в внутренний карман, пощупал паспорт и сто долларовую купюру. Не промокла. Квартира была на третьем этаже. Дверь открыла жена Жонаса. Её имени сейчас не помню. В первую очередь она принесла мне одежды. Я снял свои и отдал просушить, заварила крепкий чай, а потом разогрела нам еду, которую она готовила на ужин. Запах вкусной еды пробудил во мне волчий аппетит. Время 12 часов ночи. Значить я не ел целых 14 часов. Покушал с хорошим аппетитом. Поблагодарил её и обратился к Жонасу:

-Могу я позвонить другу?

– Не поздно?

-Нет, он ждёт моего звонка. Жонас, нам с тобой надо серьёзно поговорить. Только успокою друга сначала.

-Пожалуйста, позвони.

Трубку поднял Мурод ака.-Это я. Получилось.

-Сбежал?

-Да дождь помог. Сейчас я у Жонаса. Я сбежал на его машине.

-Не гнались за вами?

-Думаю нет. Под дождём потеряли из виду.

-А. Жонас чем занимается, не интеррисовался?

-Водитель.

-Надёжный человек? Может быть я поговорю с ним?

-Спрошу у него, потом сам выйду на вас.

-Положив трубку, я сел обратно возле Жонаса. -Жонас мне надо с тобой поговорить на одну очень серьёзную тему. Понимаешь, ты на самом деле спас меня из рук узбекских ментов. За это я безгранично благодарен. Я не хочу, чтобы у тебя возникали проблемы из-за меня. Если хочешь я могу уйти, только позволь мне остаться пока сохнуть одежды.

Особых изменений после сказанного мною, в его лице я не заметил.

-На что подозревают?- спросил он спокойно.

-Я оппозиционный журналист. Здесь, по словам наших правоохранительных органов, издаётся газета. Они меня задержали в Узбекистане и привели сюда, чтобы я помог им выявить место печати газеты. Я их обманул, что газету привезут в 11 часов к памятнику Абая, а сам надеялся на побег. Вот, слава Богу, с твоей помощью я спасся. Теперь принимай решение. Будет то, что скажешь ты. Какое бы решение не принимал, я останусь благодарным тебе на всю жизнь. Ты помог не только мне, но и друзьям. Я ему обещал, что поговорю с тобой и позвоню заново.

-Я рад, если ты говорил правду. Ты устроишь мне, чтобы я поговорил с твоим другом?

-Я спрошу у него. Думаю согласится.

Я опять позвонил.

Мурод ака поднял трубку и начал задавать вопросы: ну что поговорил?

-Да, поговорил. Только вам надо от -туда немедленно выехать. Есть вам куда идти?

-Да, есть.

-С того нового места позвоните вот по этому номеру. С Жонасом будете говорить. Только вам надо уйти немедленно, потому что, потеряв меня окончательно, могут установить ваш адрес по номеру телефона. Это точно.

-Хорошо, я тогда утром сам позвоню.

-Утром он сам позвонить. Я ему сказал, чтобы немедленно выехали от-туда.

-Правильно, там им оставаться нельзя. Убедившись, что тебя потеряли, могут попытаться выйти на них. Ладно, ты отдыхай. Дождь перестал. Теперь спрятавшиеся от дождя люди по вылазять на улицу, чтобы доехать домой. Я поеду немного шабашить.

Жена Жонаса мне постелила в гостиной. Я принял душ и лег спать. Утром проснулся от телефонного звонка. Время было 8 часов. Наверно это Мурод ака. Трубку поднял Жонас. Когда я вышел из умывальной, они уже поговорили. Жонас сказал, что звонил Мурод ака с Рустамом Жангушином. Рустама я не знал, а Жонас его, по его словам знал, он, оказывается, известный журналист.

-Они обещали сегодня приехать за тобой.

После завтрака переоделся и достал сто долларовую купюру, дал Жонасу.

-Всё равно придётся разменять. Ты лучше дай мне тенге на сдачи.

Жонас дал мне тенге на 90 долларов. К десятому часу Позвонил Мурод ака и велел мне спуститься вниз. Я поблагодарил Жену Жонаса и простился.Жонас проводил меня до выхода из подъезда. Мы с ним простились, тепло обнимаясь. Прямиком мы приехали в квартиру Рустама Жангушина. Ему было тогда лет 50-55. Типичный казах, подтянутый, спортивного телесложения, чуть выше среднего роста. Даже, когда он молчить, почему-то мне показалось, что он улыбается. Я им подробно рассказал всё, что произошло. Выслушав меня, Рустам сказал:
-Значить они приехали неофициально. В таком положении они не могут дать на розыск. Для этого должны быть серьёзные причины. Они уедут и вернутся серьёзными обвинениями против тебя. Это, скорее всего, будет сфабрикованные материалы: или на подозрение в убийство или в торговле наркотиками, а может быть и то и другое. Даже, если будут очень стараться, на это идёт как минимум два дня. За это время вы можете спокойно выехать из Казахстана.

СЫЩИКИ ОПЯТЬ НАЛОМАЛИ ДРОВ

Такой вариант нас вполне устраивал, но из-за финансовых проблем, мы не смогли вовремя уехать и были вынуждены задержаться ещё на месяц. Через неделю в Алма-Ате состоялся международный семинар, посвящённый правам человека в центрально азиатском регионе, который был организован комитетом ООН по правам человека. Во время семинара в зал заседания появились какие то незнакомые люди. Естественно, организаторы мероприятия хотели выяснить, кто эти подозрительные люди и по какой причине они явились. Тогда сыщики были вынуждены признаться в том, что они являются сотрудниками уголовного розыска Узбекистана и они, мол, ищут гражданина Узбекистана Рузимурадова Юсуфа, который подозревается в убийстве. Участники семинара официально выразили серьёзную озабоченность в связи с беспардонным действиями сотрудников сопредельного государства, во время проведения международного мероприятия.

Официальный протест учащихся семинара был обнародован во всех международных СМИ.

Юсуф Рузимурад 

Источник: facebook.com

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи