Народное Движение Узбекистана

Путин – главная сила, поддерживающая авторитаризм на постсоветском пространстве

Путин – главная сила, поддерживающая авторитаризм на постсоветском пространстве
16 Ağustos 2020 - 11:41 - Просмотрено 589 раз.

Владимир Милов, российский политик, экономист, общественный деятель: Сейчас у огромного числа россиян, которые раньше не участвовали в политике, произошло окончательное расставание с иллюзиями.

– Большинство казахстанцев не может не беспокоить то, какие масштабы приняла эпидемия коронавируса в близкой нам России. Пандемия коронавируса, вкупе с низкими ценами на нефть, газ, металлы, стала тестом на прочность для многих стран, политических режимов, в том числе и для российского персоналистского режима.
Владимир, на Ваш взгляд, как режим Путина будет преодолевать этот серьезный социально-экономический кризис? Можно ли ожидать от Путина, что в этих целях он пойдет на частичную либерализацию политической сферы, внедрение некоторых институтов полноценной рыночной экономики?

– Нет, нельзя. Я думаю, что Путин будет оборонять действующую систему в том виде, как она существует, до последнего. Это видно по тому, как он пытается решать те или иные проблемы. Путин – это человек, который не терпит ни малейших рисков. И если есть какой-то риск, что вот где-то пробежит какая-то мышь и, возможно, у него, например, появятся перспективы потерять власть, то он постарается абсолютно зацементировать вообще все возможности такого сценария, любой ценой не допустить этого. Кстати, это одна из важных черт Путина, что было видно по разным важным, в том числе и трагическим событиям нашей истории. Ну, например, теракты в Норд-Осте и Беслане. Из этих событий следует простой вывод: Путин готов идти на большие издержки, чтобы только не допустить возникновения каких-то рисков для своего политического доминирования, что приобретало в нашей истории довольно трагические масштабы. Он пойдет на уступки обязательно, если только его реально «припрет к стенке». Но, пока он, скорее всего, наоборот, будет пытаться делать вот что.

Во-первых, он попытается всячески разделить наш народ и политическую оппозицию. К примеру, посмотрите на рефрены официальной пропаганды и реакции на оппозиционные инициативы программы Алексея Навального «5 шагов для России», которая предполагает масштабные прямые выплаты денег населению и малому бизнесу. Реакция на это официальной пропаганды и интернет-ботов следует, согласно положениям «централизованной методички» и ориентирована на то, чтобы вбить клин между широкими слоями населения и оппозицией. Эта официальная стратегия гласит: «Да, проблемы есть, но ни в коем случае не ходите туда, не занимайтесь политикой, не поддерживаете оппозиционные требования – от этого будет только хуже».

Во-вторых, мы видим, что сейчас «под шумок» эпидемии приняли ряд законов. В частности, приняли законодательную норму, которая очень сильно ужесточает условия участия независимых кандидатов на выборах, сбора подписей и регистрации. К тому же они разрешили голосовать электронно, по почте. То есть Путин, видимо, будет двигаться в сторону просто прямой уже такой откровенной рисовки результатов выборов. И пока он каких-то признаков того, что готов пойти на либерализацию, не показывает. Он пойдет на это только тогда, когда серьёзно потеряет авторитет и вся страна увидит масштабные протестные акции. Такие, которые дали бы понять власти, что значительная часть общества просто не готова продолжать существовать в такой парадигме и при таком режиме. Я думаю, что после окончания карантина, когда всё стабилизируется и люди смогут вернуться к возможности вести полноценную общественно-политическую деятельность, мы это увидим. Но пока Путин не увидел такую массу возмущения, то он постарается удерживать ситуацию максимально в том формате, который есть и даже попробовать ещё ужесточить, «завинтить гайки» и вбить клин между оппозицией и населением.

– Как бы то ни было, согласно данным Левада-центра за апрель уровень одобрения деятельности Путина снизился до исторического минимума. Владимир, в этой связи можно ли ожидать массовых протестных выступлений по всей России, например, после “административных” итогов референдума по «обнулению президентских сроков» Путина?

– Безусловно, массовые протестные выступления точно будут, это 100%. Причём, скорее всего, с магнитудой гораздо более мощной, чем мы видели, к примеру, летом 2019 года. Правда, пока непонятно, когда они будут. Потому что, во-первых, есть карантин, который, по-видимому, будет вот в таком on/off режиме продолжаться. В мае власти его пытаются всячески ослаблять, но, судя по всему, ситуация с заболеваемостью коронавирусом будет ухудшаться и я жду новых волн введения карантина. Поэтому мы, наверное, вернёмся к полноценной политической жизни, когда всё это дело закончится. И тогда, безусловно, люди выйдут на улицы в гораздо больших масштабах, чем мы видели раньше. Сейчас у огромного числа россиян, которые раньше не участвовали в политике, произошло окончательное расставание с иллюзиями. Они оказались в трудной жизненной ситуации и видят, что им никто не помогает и не собирается этого делать, разочарование властью очень большое.

Рейтинг Левада-центра по Путину – это один из симптомов. Кстати, лояльный, кремлевский ВЦИОМ также показывает, что одобрение деятельности Путина заметно снизилось. И это – результат масштабного разочарования людей, которое уже не повернуть вспять, потому что Путин несколько лет подряд наносил такие удары по доверию россиян к себе. Это и повышение пенсионного возраста, и постоянная помощь каким-то другим странам и территориям в противовес тому, что он отказывается помогать россиянам, и повышение налогов, отсутствие экономического роста и абсолютное нежелание сейчас помогать людям, экономике в кризис. Поэтому сейчас уровень злобы по отношению к власти очень сильный.

– То есть, народ готов выйти на улицы, чтобы участвовать в массовых протестных акциях?

– Ну, касательно массовых выступлений – надо дождаться, когда их технически начнут разрешать. Тогда люди, в принципе, получат возможность собираться просто по соображениям безопасности. Потому что сейчас мы сами, конечно, не хотим этого делать из-за эпидемии с учетом огромного риска заражения во время массовых собраний. Следующий момент – итоги референдума по обнулению сроков. Разумеется, здесь нужен некий повод для того, чтобы люди вышли на улицу. И знаете, я хочу вам сказать, что мы не знаем, какой точно это будет повод. В прошлом году вряд ли многие могли бы сказать, что столько людей выйдет на улицы из-за выборов в московскую городскую думу. Это изначально считалось таким замкнутым, каким-то небольшим региональным местным событием. И вдруг оказалось, что это спровоцировало огромный политический кризис национального масштаба. Поэтому есть ряд идей. Посмотрим, какие поводы могут быть и не будем торопиться. Словом, нужен конкретный повод для того, чтобы люди вышли, увидели возможность всё-таки добиться каких-то перемен. Думаю, вряд ли поводом для выхода на улицу будут итоги референдума по конституции, потому что тут как бы простая история, что никто реально не воспринимает его всерьез. Иначе говоря, люди понимают, что это просто какая-то «хотелка» начальства: конституция по факту уже очень много лет не работает. Практически лет 15, как её основные положения демонтированы и какой-то большой ценности она не представляет. И, если вы даже посмотрите примеры других стран, ну, скажем, в Армении, два года назад там была народная революция. Когда там внесли изменения в конституцию с возможностью продления срока Сержа Саргсяна, бывшего авторитарного лидера, там были какие-то протесты, но глобально они ни к чему не привели. А вот люди массово вышли на улицы и добились смены власти, когда Саргсян все-таки уже попытался продлить себе срок физически. Другими словами, сами по себе изменения в конституцию такую магнитуду не вызвали, а уже конкретное действие по продлению срока нахождения у власти вызвало протесты. Я думаю, что у нас будет похожая ситуация и мы не знаем, какой точно будет повод, но есть предположения. Давайте дождёмся, полагаю, что к окончанию карантина и к моменту, когда снова мы сможем собираться на митинги, ситуация будет довольно разогретой. Но вряд ли это будут поправки в конституцию, потому что никто к этому серьёзно не относится, и старая конституция уже не действует.

– Владимир, вы согласны с экспертными заключениями о том, что Кремль сейчас озабочен созданием прообраза Советского Союза, по крайней мере, в пределах СНГ и ЕАЭС? В условиях рекордного падения своего рейтинга в обществе Путину, возможно, нужна очередная геополитическая “победа” для патриотического воодушевления российского народа? Но если это так, то зачем Москве всё это нужно, ведь это может, наоборот, усугубить многие внутрироссийские проблемы, учитывая сложное социально-экономическое положение большинства стран СНГ, Евразийского экономического союза?

– Я не думаю, что Кремль пытается буквально создавать прообраз Советского Союза. Но, конечно же, он живёт в режиме зон и сфер влияния. Путин так смотрит на мир. Для него мир – это соревнования таких больших, сильных «чуваков», которые делят сферы влияния между собой. И он считает территорию бывшего СССР эксклюзивной зоной своего влияния. Собственно, с этого начиналось его правление – это была ключевая идея путинского правления – получить контроль над ближним окружением и соседними странами. Это один из столпов путинского видения, как усилить Россию и своё личное влияние – подмять под себя всех, кто вокруг. Поэтому здесь речь не идет о создании Советского Союза в буквальном смысле этого слова, а речь идет об удержании и укреплении российского влияния в бывшем СССР. Вот вы говорите, что, возможно, Путину в условиях падения рейтинга будет нужна очередная геополитическая победа. Да, конечно же, он будет пытаться компенсировать падение внутренней популярности из-за социально-экономических вопросов. Он будет пытаться компенсировать это какими-то новыми внешнеполитическими блицкригами и, условно, в кавычках, достижениями. Но здесь я хочу вот что сказать. Если наблюдать за Путиным последних лет, то он сейчас предельно осторожен. Сегодня в Донбассе или в Сирии он не ввязывается в активные военные действия, которые могут привести к большим потерям. Так, в Сирию Путин не стал посылать массированный контингент – они наносят там, в основном, авиационные удары и очень сильно предпринимают какие-то меры, чтобы у противников режима Асада не появились на вооружении, например, ракеты «земля-воздух» и зенитное вооружение, которое могло бы поражать самолеты. Каждый раз, когда там у кого-то появляется ПЗРК и сбивается российский самолет или вертолет, то такой визг начинается: где они вообще это взяли и так далее. Одним словом, он предпочитает работать с такой безопасной дистанции, чтобы не было массовых жертв и притока гробов наших солдат в Россию, как это было во время афганской войны в восьмидесятые годы. Он этот опыт хорошо помнит. Полагаю, он не хочет повторять историю с афганской войной, которая сильно ударила по популярности советского режима. Конечно, Путин будет пытаться действовать активно и агрессивно на внешнеполитической арене и в странах СНГ. Но, я думаю, что не стоит ждать от него каких-то прямых военных действий, которые могут привести к огромным жертвам, разрушениям, потерям, PR ущербу. В этом плане идеальный для него пример – это мгновенная операция по захвату Крыма, почти бескровная, очень быстрая, когда застали украинцев врасплох, просто отобрали территорию специальными силами, выдавили оттуда украинские войска, воспользовавшись параличом власти. Кстати, одна из причин популярности захвата Крыма в России – это то, что Путин всем продемонстрировал: видите, как мы можем, без жертв, без войны просто взять и отнять территорию. То есть если он будет как-то пытаться продвигать свои интересы, то это будет без открытых конфликтов, масштабных войн, потому что это для него несёт очень существенные издержки.

И вы правильно говорите про сложное социально-экономическое положение большинства стран СНГ и Евразийского экономического Союза. Действительно, это – проблема. Все опросы общественного мнения России показывают, что россияне не хотели бы увеличения помощи каким-то внешним игрокам и территориям. Люди хотят, прежде всего, чтобы помогали нашему собственному населению. И если Путин будет выделять огромные, масштабные ресурсы на внешнеполитические инициативы, то это будет негативно встречено в России, это ещё больше усугубит его рейтинг. Поэтому Путин будет продолжать действовать методом такого агрессивного давления на всех, но будет избегать масштабных военных конфликтов с большими жертвами и будет избегать того, чтобы триллионные ресурсы выбрасывать. Сегодня Путин не будет вбухивать огромные ресурсы в кого-то, зная, что дома это непопулярно и есть свой запрос на то, чтобы поделиться с российским населением.

– Многие эксперты полагают, что демократизация в государствах-членах СНГ, ЕАЭС начнётся лишь тогда, когда в России стартуют аналогичные политические перемены, ибо Москва продолжает доминировать в политической жизни этих стран. К тому же большинство наших стран издавна тяготеет к авторитарным ценностям, политическим моделям. Владимир, хотелось бы узнать Ваше мнение относительно возможности полноценной демократизации российского общества, при каких условиях это осуществимо, созрели ли для этого политические ценности большинства россиян?

– Да, вы знаете, это правда. Я сторонник теории, что новая большая волна демократизации на постсоветском пространстве начнётся из Москвы, из России, потому что отсюда сейчас идёт главный авторитарный импульс. Москва даёт такую безусловную защиту всем своим авторитарным союзникам на постсоветском пространстве. Москва находится в контрах только с демократическими государствами бывшего СССР. А авторитарные правительства она рассматривает как союзников и готова выделять помощь, поддержку и так далее. И вот как только этот импульс из Москвы уйдёт и отношения изменятся, то, соответственно, появятся стимулы для демократизации и в других постсоветских странах. Собственно говоря, в этом плане мы видим примеры, когда целый ряд стран внутри Балтии уже давно вступили в Евросоюз и НАТО, Украина, Грузия и Молдова активно борются. Армения к ним присоединилась недавно, активно борется за свободу и против такой авторитарной модели путинского типа. Но к кардинальным переменам на постсоветском пространстве это не приводит и, в итоге, все диктатуры достаточно уверенно себя чувствуют, потому что за ними стоит мощь Путина, как главной силы, поддерживающий авторитаризм. Поэтому, конечно, волна демократизации должна пойти отсюда, из Москвы.

Вы спрашиваете про возможности демократизации российского общества. Конечно, это возможно. То есть вообще всё, что происходит в России в последние 20 лет – это сознательные действие власти и Путина по сдерживанию инстинктов российского общества, инстинктов вполне демократических. Если вы посмотрите на самые разные опросы по итогам каких-то региональных и местных голосований, то увидите, что, например, россияне не приняли идею о централизованном назначении Москвой региональных, местных начальников. Россияне хотят выбирать губернаторов без всяких фильтров и напрямую иметь влияние на то, как формируется региональная и местная власть. Много было случаев, когда, несмотря на массированное давление Путина и центра, люди голосовали против власти и кандидатов от правящей партии. Потому что люди хотят иметь влияние на то, как власть работает. У наших людей есть очень сильные демократические инстинкты. Кстати, одна из ключевых причин падения рейтинга Путина – это то, что людям не нравится, что они не влияют на социально-экономическую политику власти. Они хотят влиять на нее. То есть их демократический инстинкт очень сильный. Единственное, конечно, у русских людей нет большого опыта демократического управления. Поэтому удалось в начале 2000-х какие-то хилые демократические институты быстро демонтировать. Ну, опыт – это дело наживное и я ни в чём не вижу, что русские как-то хуже остальных. Я вижу, что у них есть, как у всех людей в мире, запрос на то, чтобы влиять на власть, контролировать ее и заставить власть работать в интересах людей.

– А готово ли российское общество к самоорганизации и солидарному гражданскому действию, в том числе и для защиты своих социально-экономических интересов? Есть ли сейчас в России политические лидеры и силы, способные реализовать демократический транзит страны?

– Здесь, конечно, вопрос во многом к политикам, политическим силам российским, смогут ли они удержать ситуацию после того, как авторитарная система качнется и начнется какая-то демократизация. Смогут ли новые демократические политики удержать контроль и добиться того, чтобы Россия стала устойчивой демократией. Это, конечно, вопрос к нам. Я в этом смысле оптимистично настроен. На мой взгляд, у нас сейчас в России сложилась наиболее сильная политическая оппозиция во главе с Алексеем Навальным и с той командой, которая с ним связана, где и я участвую. И я думаю, что у нас сегодня есть очень сильный политический центр притяжения, который может выступить опорой новых демократических ценностей и защитить их в дальнейшем от откатов к авторитаризму. Но это длинная дискуссия, посмотрим. Поэтому я просто призвал бы не списывать Россию со счетов. У нас нормальное население, нормальный народ, люди хотят демократической системы управления, хотят влиять на решения власти. Людям не нравится то, что у них отобрали эти права, что подтверждают даже прокремлевские опросы общественного мнения. Люди хотели бы возврата влияния на политическую ситуацию, им не нравится то, что Путин это отобрал. Поэтому демократизация, безусловно, возможна. Ну, а дальше там посмотрим, как оно пойдёт, всегда такие транзиты – это очень сложная история. Ну, в таком первородном, сыром виде демократические политические ценности присутствуют. Люди хотят влиять на ситуацию, хотят, чтобы их голос был слышен. Но дальше вопрос к политикам, как они слепят из этого какие-то работающие институты? Конечно, это сложно будет сделать. Но я абсолютно уверен, что это возможно. Я в этом плане – оптимист. Я верю в наш народ и в то, что он справится со всеми трудностями будущего перехода от авторитаризма к демократии. Хотя, разумеется, всё это будет не просто сделать. Напоследок ещё раз скажу, что я согласен с тем, что волна демократизации в бывшем СССР всё-таки пойдёт из Москвы. И чем быстрее это случится, тем лучше.

Владимир, большое спасибо за уделенное время!

Подготовил политолог Талгат Мамырайымов

Источник: platon.asia

Etiketler :
Оставьте комментарий

Последние новости
Похожие статьи